Подождите, идет загрузка

Забастовка на «Форде» в Ленинградской области. Интервью.

25.11.2018

В конце ноября работники «Форда» вышли на забастовку, чтобы бороться за новый коллективный договор. Сейчас «Форд» не работает на полную мощность – занято 580 производственных работников, из них 400 состоят в двух независимых профсоюзных первичках ППО «Форд» и МПРА. Каковы задачи бастующих, как проводить забастовку и что делать обычным работникам? Об этом мы поговорили с  председателем профсоюза МПРА в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Игорем Темченко.

 

- Расскажите о ситуации на «Форде», каковы причины забастовки и требования работников?

 

В феврале мы начали заключение нового коллективного договора. На переговорах работодатель выбросил из договора все, что касается затрат денег: подъем зарплат, отпуска за выслугу лет. Раньше, если работник не прошел медкомиссию, у него было 3 месяца, чтобы поправить здоровье. И действительно, были случаи, когда человек выздоравливал. Но в этот раз работодатель предложил  сразу выплачивать 3 оклада и выкидывать работника на улицу. Потерял здоровье на работе – ты больше не нужен.

Одно из основных требований забастовки – компенсация простоя в декабре. Работники во время простоя получают вместо 52 тысяч рублей только 23 тысячи. И мы считаем, что эту потерю необходимо компенсировать в виде премии, материальной помощи…На основе этих разногласий возникли коллективные трудовые споры. Работники Форда созвали конференцию и на ней было решено, что будет объявлена забастовка.

 

- Вы собираетесь полностью остановить завод и почему, думаете, это заставит работодателя идти на уступки?

Мы понимаем, что весь завод мы остановить не сможем. И не ставим себе такую цель. Когда работодатель начинает с тобой разговаривать? Когда теряет деньги. Ему плевать на людей, его интересуют деньги.

В нынешней ситуации мы не можем сделать так, чтобы он терял деньги. Потому что мало того, что мы работаем 4 дня в неделю, так в декабре начинается простой. Смысл нынешней забастовки не в том,чтобы нанести экономический урон, а в том, чтобы показать готовность коллектива на серьезные действия.

В середине января мы начнем 7 других забастовок. До первого марта работодателю нужно выпустить определенное количество автомобилей, чтобы получить льготное налогообложение. Очевидно, потери автомобилей сделают работодателя более сговорчивым. Это предупреждение работодателю:надо решить вопрос, иначе будут более серьезные потери.

 

- Как вы организуете забастовку?

 

Мы подготовили 8 забастовок по каждому требованию коллектива. Почему так много? Дело в том, что сегодня трудно организовать забастовку, соблюдая все формальности закона. Не нарушить что-либо невозможно: неправильная численность или время. Если суд признает забастовку незаконной, то с нуля часов следующего дня мы обязаны приступить к работе.

Тогда был придуман способ забастовки – «веер Лесика» (автор идеи - Владимир Лесик, один из работников Форда), когда одновременно готовится сразу несколько забастовок по каждому из требований. Суд может «закрыть» забастовку, признать её незаконной. Одну забастовку закрывают – вторая начинается, а по ней будет новый суд. И так можно бастовать гораздо дольше.

Сейчас мы выводим работников на забастовку по очереди в ключевых бригадах по пять-шесть человек, таким образом конвейер не сможет двигаться. Вроде все работают, но для этих 5 человек нужно искать замену.

 

- Оказывал ли работодатель давление на профсоюз?

 

Стадию запугивания мы прошли в 2005 году (в 2005 году на «Форде» состоялась первая забастовка, в 2007 рабочие бастовали более 20 дней и одержали победу, добившись существенного повышения зарплат – прим.ред.), сейчас только идиоты говорят – добастуетесь и завод закроют. Люди понимают: самый большой потребитель автомобилей – это Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область. По 80 Форд Фокусов привозить из Татарстана (где есть ещё один завод «Форд» – прим.ред.) в Питер никто не будет.

Важно, что в себестоимости автомобиля значительную долю занимает логистика: детали приходят пароходом в Петербург, потом их перегружают и везут в остальные регионы. Компания не пойдет на такие убытки.

 

Что самое важное при организации забастовки на предприятии?

Для тех, кто участвует – ни в коем случае не нарушать правила внутреннего трудового распорядка. Если сказано не шляться по цеху – значит не надо шляться по цеху, не нужно давать возможности работодателю тебя уволить.

И понять простую вещь: когда ты вошел в забастовку, твой руководитель – забастовочный комитет, ни директор завода, ни непосредственный начальник. Тяжело перестроить в голове, что бастующие работники не должны подчиняться тому, кому подчинялись столько времени.

Ты сидишь, и тебе говорит начальство – ты должен встать и уйти, перейти на то место; приводят массу причин. Человек не должен вставать и переходить на другое место. Это первый удар по психологии человека. Послушал руководителя раз, он попросит снова - так люди выходят из забастовки.  Когда к тебе подходят начальники, нужно сказать, что ты подчиняешься заводскому комитету. Это открытое противостояние.

 

Часто люди говорят, что забастовки ни к чему не приводят, что все зря. Что можно ответить на это?

 

Никто не хочет бастовать. Забастовка всегда не вовремя, ни к месту. Никто не хочет бастовать, и я не хочу. Другой вопрос в том, что работодатель вынуждает бастовать. Все то, что администрация выдает за блага, данные нам по их доброй воле, ими не являются – это не блага, это выгода для работодателя.

Взять ту же развозку на работу корпоративным транспортом. Это выгодно самому работодателю, ведь он привезет вас всех в одно место одновременно. Если вы будете добираться до завода на общественном транспорте, вы можете не успеть одновременно попасть на работу. А если вы одновременно не начнете работать – это убытки для предприятия.

Как бы ни кричал работодатель, что он социальный партнер – это все бред. Ни разу «Форд» ничего просто так не дал, только через забастовки. Причем не только в России, но и по всему миру.