Подождите, идет загрузка

Улицы разбитых обещаний

21.04.2015

Размышления о недавней «прямой линии» и политике властей

Каждое новое общение лидера с народом все больше походит на очередной выпуск затянувшегося сериала. Все реплики главного героя избиты, хитрости и риторические приемы изучены и оттого наблюдать их становится все скучнее.

Год за годом действие вертится вокруг одних и тех же тем: «однобокая экономика», в сельском хозяйстве «проблемы», «вклад малого и среднего предпринимательства в общий ВВП страны» исчезающе мал. Но что может «национальный лидер» на это ответить? «Изменить достаточно сложно», «нужно работать», «ситуацию, безусловно, нужно исправлять». «Нужно», «нужно», «нужно».

Сценаристы бьются как могут, а найти свежую изюминку, новый сюжетный ход становится все труднее. Шутки одни и те же по десятому разу, только выходит грубее и развязнее (чего стоит только один «Шерше ля фам»?).

Выбить какую-ту новую пропагандистскую искру, как-то усилить зрелищность уже не получается. Такое ощущение, что и авторы речей, и сам главный герой выдохлись, пропагандистская машина тащится по инерции.

1_

Спектакль становится хорошо изучен, главные действующие лица тускнеют. Ситуацию не спасают даже новые персонажи в студии. Вчерашние и позавчерашние либеральные оппозиционеры Кудрин и Хакамада, разряженные в неуклюжие костюмы комического черта, не дают разнообразия, а лишь усиливают постановочность. Еще вчера на болотных митингах тот же Кудрин и ему подобные «системные либералы» в пух и прах разносили и путинский электоральный «фарс», и телевизионный фарс «общения с народом» и комических псевдорабочих, грозившихся уралвагонзаводским кулаком «навести порядок» — между прочим, постепенно превращая и сами эти митинги в скучный спектакль. А сегодня они сами с удовольствием участвуют в постановке, где им отводится роль политического пугала, «друзей-врагов», готовых резать рабочих одним махом, тогда как надо резать по частям.

Новый выпуск шоу, таким образом, ярко показывает всю минимальную разницу между официальным режимом и его либеральными критиками. Кудрины и навальные бьют себя в грудь, клянясь в верности идеям частной собственности, всеобщей приватизации, коммерциализации образования и медицины, повышения пенсионного возраста. Официальный режим служит тому же идеалу, но без «резких шагов». Разница между ними в одном — как безопасней для себя резать хвост рабочему классу.

Однако жизнь неизбежно вносит свои сюжетные линии. На этот раз спектакль проходит под гром очередного кризиса — эхом отдается кризис 2008 года, глобальный и затяжной. Конечно, драматурги и его стремятся обыграть, представить испытанием судьбы с заведомо предрешенным, эпическим концом: кризис — всенародная «консолидация» — герой выходит из трудностей победителем. Но нельзя разыграть веселый водевиль, если на сцене расставлены гробовые доски. Кощунство шутить про собаку и баню, если те же строители космодрома «Восточный» четвертый месяц не получают зарплату, а работники уфимской «скорой» голодают в самом прямом смысле слова.

Злой рок сильнее художественных замыслов. Парадоксальным образом, в этом тускнеющем фарсе живые декорации, пассивная масса, которая только и должна выполнять роль послушного интерьера, внезапно начинает бросаться в глаза. Становится заметна каждая царапинка, каждое место, где краска слезла. Ветхость, затертость живой обстановки, ее молчаливость начинают говорить. Начинает проскакивать какой-то малюсенький огонек злобы. Путинская политика уже полтора десятка лет верой и правдой увлекает страну все глубже в неолиберальную пропасть и попытки отвлечь внимание электората дурными шуточками в прямом эфире, имитацией бурной деятельности, дешевым популизмом, «духовностью», «семейными ценностями» или Крымом рано или поздно перестанут работать. Они обречены дать сбой, они уже начинают давать сбой.

Пусть сценаристы стараются сколько угодно, они не властны определять, как в глазах молчаливых зрителей будет выглядеть постановка. Фальшь остается фальшью, если впивается в плоть живого повседневного опыта рабочих — опыта капиталистического кризиса, сворачивающегося производства, массовых сокращений, галопирующей инфляции, бесправия перед начальством, гниющего государственного образования и медицины (о которых, кстати не было сказано ни слова). Они не властны даже над собственными декорациями. Они забыли, что рано или поздно статуи оживают.

Алексей Гусев, РП-Москва