Подождите, идет загрузка

Рушащийся фундамент российского общества

04.01.2015

В среде богемной интеллигенции (как и в среде людей, пытающихся таковой казаться) бытует мнение, что современный российский кинематограф практически не способен родить что-то качественное, самобытное, актуальное. Отчасти это правда, коммерческое кино нынче в основном ударяется в крайности. Это либо омерзительные, вызывающие тошноту «комедийные шедевры» (сюжет которых обязательно крутится в трёх осинах секса, алкоголя и вызывающей буквально физическое неудобство нелепости), либо прямая попытка «обслужить» интересы правящей элиты фильмами о великих войнах, кровавых большевиках и героях, умирающих за веру, царя и отечество. Отклонения от этих двух крайностей есть, но в прокате они на общем фоне теряются и проходят, в основном, мимо обывателя. Обывателя, которому идеологизированая донельзя кино-индустрия отказывает в праве переосмысления, сомнения и критики. Что и логично для аппарата, обслуживающего конкретные интересы.

4eFIQJl-erY

Никто не даст нам избавления: на царь, ни бог и ни герой

Интернационал

"Мы живём, как свиньи и дохнем, как свиньи, потому что мы друг другу никто"

из фильма

Фильм «Дурак», сеансы которого тихо и незаметно прошли в конце 2014 года в кинотеатрах страны (причем далеко не во всех регионах), может послужить тем редким примером другого кино — не ориентированного лишь на коммерческий успех, и не ставящего перед собой задачи «развлечь» зрителя с минимальными затратами. Напротив, Юрий Быков, после непродолжительной актёрской карьеры переключившийся на работу над собственными режиссерскими проектами, ставит перед собой задачу вытащить зрителя из уютного кресла и поставить его в ситуацию непростого морального выбора. В его последней работе «Дураке» морально-этический посыл наиболее плотно пересекается с социальным. Как говорит сам автора, «я делаю кино для рядового человека, а не для критиков и соратников по цеху, которые меня, кстати, не сильно жалуют. Сильное неприятие вызывает тот факт, что о тех проблемах, про которые у нас высказываться высокопарным слогом, я говорю самым простым, даже обыденным языком. ...В своих западных интервью я подчеркиваю ее (картины - прим.ред.) значимость и актуальность для любой точки земного шара, где есть богатые и бедные...».

История такова: в маленьком областном городке стоит общежитие, «общага», построенная ещё в 1950-х как временный барак для переселенцев, стала постоянным местом жительства для 820 забытых, потерянных и не имеющих будущего людей. Здание давно дало трещину, фундамент его «ползёт», готовый обрушить все строение со дня на день. Люди, живущие там, не имеют нормальной работы, дети курят траву и беспорядочно сношаются по чердакам, взрослые спиваются, мужчины избивают своих жён — одним словом, весь тот гротескный «трэш», с отдельными проявлениями которого каждый из нас хоть раз, да сталкивался. Это одна грань России, являющаяся квинтэссенцией современной отечественной провинции.

Другая Россия — это район хрущёвок, где живёт погрязший в мелком мещанстве рабочий класс, мечтающий урвать у ближнего своего, купить гараж, машину в кредит, что бы «всё было как у людей». Здесь живёт и наш герой, молодой сантехник, мечтающий о чём-то ином, нежели его окружение, тратящий все свои свободные деньги на получение высшего технического образования, бессребреник, воспитанный таким же отцом. Прекрасным эпизодом является сцена с семейным ужином, когда мать главного героя попрекает их с отцом за их жизненные принципы. Главный герой, в глазах окружающих оказывающийся тем самым «дураком», волею судьбы пытается в одиночку спасти жителей рушащегося общежития, поставив на кон свою судьбу и судьбу собственной семьи.

Третья Россия — это клановая бюрократическая верхушка города: мэр и кормящиеся с её руки элита. Элита повязана друг с другом коррупционными схемами, личной ответственностью и страхом перед возможными последствиями своей деятельностью. Фильм полон напряженных концептуальных сцен, раскрывающих отношения, господствующие в каждом из трёх показанных Быковым срезах общества. Представителям каждой из «Россий» в фильме приходится делать решающий выбор: как поступить, когда гибель 820 человек, пусть и, по большей части, «опустившихся» люмпенов, может произойти с минуты на минуту. Элита делает свой выбор: режиссер прекрасно демонстрирует нам, какое отношение к «черни» распространено среди тех, в чьих руках сейчас вся власть и ресурсы. Сантехник Никитин делает свой, тяжелейший выбор, всю тяжесть ответственности за который он успевает осознать, столкнувшись с оскалом власти лицом к лицу. Наконец, свой выбор делают обитатели «общаги», до полусмерти избивающие своего спасителя, и с похмелья возвращающиеся в готовое с часу на час рухнуть здание.

Этот фильм, как нельзя кстати вышедший в конце 2014 года, показавшего, чего стоят все сказки о «стабильности» и «неизменности порядка» вокруг нас, не столько является конкретной историей, сколько образом и предостережением. В фильме много не вполне логичных «по-житейски» сцен: рядового сантехника очень запросто пускают на пьянку к мэру, киллеры отпускают протагониста, чрезвычайно гротескно показаны нравы жителей общежития. Но, думаю, главной задачей Быкова было не с фотографической точностью воспроизвести второстепенные детали, а донести через сюжет фильма простую истину: абстрагировавшись от происходящего вокруг нас, мы либо подобно жителям общежития однажды погибнем под обломками прогнившей социальной структуры, либо будем наблюдать за катастрофой со стороны, своим равнодушием делая себя невольными её соучастниками. В условиях рушащегося фундамента, каждому придётся сделать выбор: вольно или невольно. И от того, как скоро и какой именно выбор мы сделаем, будет зависеть не только наше с вами будущее, но и будущее всей страны, принадлежащей пока не нам.

Андрей Заводской "РП-Калуга"