Подождите, идет загрузка

Активисты о революции: Блиц-опрос. Часть I

08.11.2017

Сегодня день столетия Великой Октябрьской Революции. События, роль которого для истории в судьбе не только социалистического и рабочего движения, но и России и даже всего мира невозможно переоценить.
Нам не хочется писать дежурные фразы, играть в ностальгию и нагнетать пафос. Поэтому редакция #РП спросила наших товарищей, что такое революция для них и почему ее наследие все так же актуально для всех, кто готов бороться за другое, более справедливое общество.

Что такое революция для тебя?
Антон Барышников, преподаватель, сторонник “Рабочей Платформы”: Моё отношение к революции менялось — полагаю, как у многих, чьё детство пришлось на слом советской эпохи и начало российской. Вначале революция и гражданская война казались чем-то сказочным и далёким, Ленин представлялся кем-то вроде индейского вождя (вождь же, чем он хуже Чингачгука), а образы революционеров рождались советскими книгами для детей и песнями про красноармейца, что поник головой.
Потом был длительный период безразличия — ничего для меня революция не значила. Период этот удивительным (на самом деле нет) образом совпал с безвременьем провинциальной школы 1990-х. Теперь же, после пяти лет учёбы на историческом факультете, после десяти лет преподавания исторических дисциплин от того безразличия нет и следа. Всё прочитанное, услышанное, увиденное мной говорит, что Октябрьская революция была важнейшим событием мировой истории, ключевым событием двадцатого века и, вероятно, самым главным событием в истории России.
Для меня революция — это искренняя борьба за лучший мир для всего человечества, это стремление к свободе и равенству, это потрясающая воображение попытка сделать огромный шаг вперёд, это время, когда обычный человек, несмотря на тысячелетнюю историю попыток обуздать, уничтожить и унизить, добился права быть человеком.

 dbbf31636d8ff0bbddf6d6fdd9470f89
Андрей Рудой, учитель, член "Рабочей Платформы": Как физиологические особенности человека неизбежно приводят его на определённом этапе жизни к болезням, так и логика развития классового общества неизбежно приводит его к кризису. Поэтому революция всегда напоминала мне сложную хирургическую операцию. На неё редко идут с охотой, она часто является вынужденной - но без неё никак не обойтись, если мы хотим обновления общества и выхода его на новую ступень.
Эта операция может быть удачной - и тогда пациент продолжит своё развитие и совершенствование. Она может оказаться неудачной (по разным причинам - от неумелости врача и ассистентов до объективного состояния больного) - но даже не смотря на это, операция окажется ещё одной вехой в хирургической практике, которая поможет в будущем.
Если же судить шире и без аллегорий, то я, наверное, не буду пересказывать про базис, надстройку, социальные противоречия и прочие компоненты революции. Тем более, что лучше классиков всё равно не скажу.

 rep_242_016
Дмитрий Кожнев, член "Рабочей Платформы", профсоюзный организатор: Лично для меня революция октября 1917 года, это важнейшее международное событие. Без преувеличения, это открытие новой эпохи развития общества. Это реальная и довольно успешная попытка создания общества не построенного на принципах классового угнетения и эксплуатации, не просто замена одной правящей элиты другой, а опыт фундаментального изменения самой системы.
Конечно, не все было гладко, и в дальнейшем все пошло не совсем так, как хотелось бы, но это величайший пример того, что иной мир возможен. Недаром пример октября 1917-го стал, и до сих поре является надеждой и ориентиром для миллионов людей во всем мире.
Кроме того, именно Октябрьская революция изменила социальную реальность, стала причиной формирования всех тех социальных и демократических стандартов, которые для нас теперь воспринимаются как должное. Именно страх перед примером Октября заставил мировой капитализм пойти на неслыханные уступки трудящимся, заставил увидеть в них людей со своими правами и голосом. Мои зарубежные товарищи, с которыми мне приходится общаться, убеждены, что без октября 1917 не было бы «социальных государств» в послевоенной Западной Европе, которые нам преподносят как образец идеальных условий жизни.

Владимир Сорокин, член "Рабочей Платформы", активист МПРА: Начну с того, что если бы не Революция, многих из нас вообще бы не было). Октябрьская Революция не была стихийным событием или «происками иностранных агентов», она была концентрированным выражением воли тех, чью кровь многие века пили грабившие народ господа.
Я родился и видел свободное небо над головой, свободную землю без частных территорий, милицию, помогавшую гражданам, а не запирающую по любому поводу их в кутузку. Бесплатную медицину, бесплатное (лучшее в мире, как теперь выясняется) образование и науку. Видел многое, чего сейчас увидеть невозможно.
Пусть мы были не так удобно одеты и не наедались «до тошноты», но была видна перспектива, свет впереди. И у всех была возможность войти в любые «верха» и «стукнуть кулаком по столу», изменяя мир вокруг себя.
Да, «косяки» были. И это наши общие «косяки», но признаюсь — огонек, заложенной в детстве свободы так и горит, только с возрастом чувствую все большую часть вины, что мы все это отдали «без боя».
Лично у меня это вызывает только всевозрастающую трезвую злость, и эта злость, надеюсь, все более конструктивна.

Елена Илларионова, активистка "Леворадикала", профсоюзный организатор: Что для меня революция? Вспоминается историческая драма Ридли Скотта «Царство небесное»: когда Балиан спросил Салах ад-Дина «Что для тебя Иерусалим?», тот ответил: «Ничто… и весь МИР!». Но если говорить серьёзно, то на мой взгляд, давно пора абстрагироваться от пафоса и полурелигиозного трепета касательно 1917 года. Марксизм учит нас ко всему относиться критически, и революция не исключение.
А посему эта революция для меня – это опыт, опираясь на который мы можем делать выводы и выстраивать стратегию для будущей революции. Опыт не во всём положительный, увы. Революция не случилась в мировом масштабе, как этого ожидали большевики. Из-за неразвитых производственных сил или же из-за того, что революция оказалась «преданной» - существует много мнений на этот счёт, вопрос дискуссионный. Однако ж мировая революция в ХХ веке не состоялась, а значит, нам нужно досконально анализировать прошлое, дабы не упустить «второй шанс», не допустить хотя бы прошлых ошибок. Будут какие-то новые ошибки, ничего страшного, шаг за шагом мы приближаемся к цели.
Подытоживая, если говорить одним словом, то для меня революция 1917 года – это опыт. Хотя историческая романтика периодически тоже имеет место быть, но не на первом месте, так, для мотивации…