Подождите, идет загрузка

Прекарные рабочие организуются

Сергей Николаенко - 05.02.2018

Вскоре после того, как Ясин Аслам, водитель миникэба с десятилетним стажем, устроился на работу в Убер в 2013, он понял, что необходимо объединяться с другими водителями.

“Uber может одним нажатием кнопки послать меня ко всем чертям.”

Ранее не было профсоюзов, которые могли поддержать таких рабочих, как Аслам, так что исключительно своим упорством и трудом он смог создать Лондонскую ассоциацию водителей такси онлайн .

К концу октября Аслам маршировал вместе с сотней других рабочих, протестуя против низкой оплаты и плохих условий труда. Велосипедисты курьерской службы Deliveroo, работники кинематографа, уборщики и др. вышли вместе с Асламом и его товарищем Джеймсом Фарраром, когда дело водителей против Uber разбиралось в трибунале по трудовым спорам во второй раз. В последние годы прекарная занятость находится в центре внимания, однако профсоюзы, за редким исключением, игнорируют проблемы прекарных работников.

Аслам и Фаррар - члены небольшого, но быстрорастущего Независимого Профсоюза Великобритании, представляющего самых разных прекарных рабочих, от уборщиков до курьеров.

Корпус прекарных рабочих - работников с негарантированными рабочими местами и высокой степенью эксплуатации - насчитывает по различным данным от 3,2 млн. до 10 млн. Однако все признают - их количество растет.

Мало кто, кроме IWGB, занимается организацией этих рабочих. Есть лишь небольшая организация Объединенный голоса мира, объединяющая рабочих мигрантов, Профсоюз пекарей, работников пищевой отрасли и смежных профессий и несколько секций крупнейшего профобъединения Великобритании “Единство”.

yaseen-aslam-speaking-at-Precarious-labour-strikes-back-protest-by-Guy-Benton

Ясин Аслам выступает на демонстрации IWGB против прекарной занятости. Фото: Гай Бентон.

Когда видишь количество участников, понимаешь, что традиционные профсоюзы просто отказались от этих работников. Если ты мигрант, получаешь низкую оплату, не имеешь ученой степени и не занимаешь профессорскую должность, то тебе невыгодно участвовать в профсоюзе.

“Их не организуют потому, что большинство профсоюзов в Великобритании, хотя и не говорят открыто, но не верят, что прекарные рабочие способны побеждать”,- говорит Джейми Вудкок, исследователь Лондонской школы экономики, который изучал трудовые условия и сопротивление в колл-центрах и - недавно - в Deliveroo.

“Они думают, овчинка выделки не стоит… и поэтому они не справляются со снижением своей численности”, - продолжает Д. Вудкок. Проблема падения профсоюзного членства воспринимается в контексте существующих членов и их центральной отрасли, например, огромнейшее падение профоюзного членство было в государственном секторе, среди бюджетных работников.

Параллельно с этим процессом растет количество прекарных рабочих. Мы также видим, что члены профсоюзов стареют: примерно 39, 1% профсоюзников старше 50 лет, в то время как доля тех, кто моложе 24 лет, менее, чем 5%.

Тем не менее традиционные профсоюзы думают, что организация прекарных рабочих - потеря времени, хотя недавний опыт показывает обратное.

Есть отличный пример курьеров-велосипедистов профсоюза IWGB, которые добились в среднем повышения оплаты на 25% в пяти организациях в результате своей годовой кампании. Другой случай - уборщики Лондонской школы экономики, которые в 2017 году смогли заставить институт отказаться от аутсорсинга и нанять всех уборщиков непосредственно. И это только два примера.

Эти победы значительны не только потому, что их прежде не было, но также из-за отсутствия каких-либо средств. Их победа связана не с миллионным бюджетом или политическими связями с лейбористами, продуманным пиаром, но с решимостью рабочих бороться и принимать радикальные решения.

“Все определялось уверенностью в победе и организованностью уборщиков, а профсоюз их поддерживал только при условии, что они готовы действовать” - говорит Петрос Элиа, генеральный секретарь UVW, организующего уборщиков ЛШК.

Хотя машинисты поездов могут оказать наиболее значительное воздействие на работу служб и бизнеса, большинство прекарных рабочих не имеют таких рычагов. Курьеры, добившиеся победы, заключали индивидуальный контракт и не имели прав как наемные работники.

Бастующих уборщики, с другой стороны, можно запросто заменить работниками с контрактом “на ноль часов”, позвонив агентству занятости [zero-hours contracts - договор с рабочим, в котором оплата зависит от количества отработанных часов. При этом работодатель не обязан предоставлять работу, а работник браться за любую работу]. Когда это случилось с уборщиками ЛШК, их победа стала возможна только при поддержке других рабочих и широко развитого сообщества.

“Если у тебя нет хорошей поддержки мотивированных рабочих или сообщества, готовых предпринять прямые действия, тогда рабочие проиграют”, - говорит Элиа. Одна из вещей, которые UVW и IWGB предложила рабочим для достижения победы - это чувство общности и дружелюбного окружения, и это причина, почему рабочие хотят присоединиться и остаться.

Каждый, кто выходит на UVW пикеты вне ЛШК может почувствовать праздничную и карнавальную атмосферу, где можно задержаться на занятия по зумбеьили лекцию о том, как пираты добились пособия по болезни. Протесты были громкими, заметными, а главное - в них было весело участвовать.

В случае с кампанией велосипедистов курьерской службы в 2015 году, несмотря на трудоустройство в различных компаниях, около ста из них объединились и выступили против одного работодателя. Это было беспрецедентно - представьте, что рабочие Tesco, Sainsbury, Morrisons (крупные британские розничные сети) присоединились бы к кампании против одного супермаркета.

Кампания CitySprint доминировала на рынке, так что все остальные компании ей подражали. “Если курьеры смогли заставить её подчиниться, то теперь смогут оказать давление и на компании поменьше”, - сказала Мэгги Дьюхёрст, курьер, теперь вице-президент IWGB.

Эта стратегия сработала. После 9-месячной кампании против CitySprint они добились повышения оплаты. Далее были кампании против eCourier and Mach 1, которые продолжались четыре и три месяца соответственно. Видя, что случилось с компаниями-конкурентами, фирмы Аддисон Ли и Эксел повысили оплату сами.

“Так как кампания оказалась успешной, перед всеми глазами другим фирм появился веский аргумент, что с нами нужно считаться”, - сказала Дьюхёрст.

Также важным стало то обстоятельство, что кампания воздействовала не на фирму, но в большей степени на её клиентов.

“Для фирм очень важно поддерживать свои связи с большими корпоративными клиентами… поэтому они восприимчивы, когда атакуют х клиентов”, - отметила Дьюхёрст.

Курьеры протестовали и занимали вестибюли клиентов CitySprint, таких как Гугл и фирма по корпоративному праву Linklaters, рано утром, когда люди приходят на работу. О протесте рабочих знали все, и это часто приводило к разрыву договора между клиентом и курьерской фирмой .

IWGB курьеры протестуют в вестибюле Гугла в рамках кампании СитиСпринт. Фото: IWGB

IWGB курьеры протестуют в вестибюле Гугла в рамках кампании СитиСпринт. Фото: IWGB

Дьюхёрст подозревает, что Linklaters, партнер фонда по прожиточному минимуму, оказал давление на CitySprint, чтобы те начали переговоры с профсоюзом.

Эти относительно небольшие победы могут оказать широкое воздействие на общество. Новая тактика, соединяющая борьбу рабочих и сообщества с акциями прямого действия, позволила добиться повышения почасовой ставки не только рабочим Макдональдса в Новой Зеландии, но и поднять проблему рабочих с контрактом”на ноль часов”, которые были запрещены законом.

“Когда говоришь с организаторами стачек, то они продвигают идею создания хаоса”, - говорит Гарет Лейн от BFAWU, который помог организовать первую в Великобритании забастовку работников Макдональдса в сентябре. Он говорит, что в Новой Зеландии работники и соорганизаторы стачки не только устраивали забастовку, но также оккупировали весь магазин, полностью закрыв его.

Задача, стоящая перед профсоюзами в Великобритании, состоит в привлечении больших профсоюзов к организации прекарных рабочих. “Единство” - крупнейший профсоюз в Великобритании с 120 профорганайзерами - никогда не пытался организовать рабочих вне основной отрасли, но теперь появилась надежда.

Ранее в 2017 году 700 работников аутсорсинга организовали ячейку “Единства” в Госпитале Св. Варфоломея в Лондоне, что привело к крупнейшей забастовке в Великобритании. После 24 дней борьбы рабочим было гарантировано повышение оплаты, уступки по рабочей нагрузки и сокращению рабочих мест, а непосредственным нанимателем - Серко - было дано обязательство прекратить найм рабочих с контрактом “на нуль часов”.

И хотя в профсоюзе активно продвигается сервисная модель - профсоюз, который оказывает легальные услуги, медицинское страхование рабочих и другие услуги - другие рабочие понимают, что профсоюзное движение остается сильным, пока организует рабочих, в частности, прекарных.

“Это не просто буря в стакане”, - говорит участник профсоюза “Единство”. - “Здесь мы поняли, что “Единство” умрет, если не преодолеть снижение численности и дезорганизованность движения”.

Если эти профсоюзы не захотят расширить работу за пределы традиционных секторов, политика жесткой экономии и дерегуляция, вызывающая рост прекарной занятости, приведет к тому, что рано или поздно этим придется заняться таким профсоюзам как “Единство” и “Унисон”.

Фактически в этих известных профсоюзах растет количество кампаний, которые организуются снизу, самими рабочими. Забастовки Британских авиалиний, работников кинотеатра Picturehouse, учителей-ассистентов в Дареме, - наиболее сильные битвы рабочего класса - связаны с быстро радикализующимися прекарными рабочими, которым почти не оказали поддержки традиционные профсоюзы.

Эти битвы могут изменить культуру профсоюзной борьбы. “Здесь благодатная почва для борьбы”, - заявил Лейн из BFAWU. - “Рабочие готовы к организации. Если большие профсоюзы со своими мощными ресурсами займутся организацией, то произойдет взрыв рабочей борьбы”.

Оригинал статьи
Автор — Эмилиано Меллино.