Подождите, идет загрузка

Право на «Солидарность»: либералы в поисках российского Валенсы

24.09.2015

Проект «Открытая Россия» Михаила Ходорковского решил всерьез «заняться» независимыми профсоюзами. На своем сайте они завели целый раздел, посвященный «праву на солидарность», где взяли интервью у лидеров боевых профсоюзов, входящих в Конфедерацию труда России.

Этот информационный проект — лишь один элемент общей стратегии, которая начала складываться еще на закате «болотных» митингов. Уже в 2012 году со сцены ныне покойный Борис Немцов призывал увеличить расходы на здравоохранение и образование, «гарантировать свободу профсоюзной деятельности и право на забастовку». Постепенно либеральная оппозиция стала предпринимать все больше символических шагов «навстречу народу».

В начале 2015 года партия Навального заявила о проведении очередного «марша миллионов» на сей раз с «антикризисными» требованиями. Казалось бы, наметился «социальный поворот» в требованиях. Однако, карты спутало убийство Немцова, и, в итоге повестку марша сосредоточили на теме политических репрессий. Своя рубашка оказалась ближе к телу.

Но попытки найти подступы к профсоюзам не закончились. «Партия Прогресса» Навального, в частности стала активно посещать в Москве митинги, организованные профсоюзами «Учитель» и «Университетская солидарность» и даже предоставлять для их проведения технику. А теперь очередной тактический ход.

Чтобы понять, какие «дары» приносит трудящимся «Открытая Россия», достаточно набросать пару штрихов к портрету Ходорковского — их спонсора и идейного вдохновителя. «Пламенный оппозиционер», как и многие другие герои первоначального накопления капитала в России, главное свое богатство — нефтяной холдинг «ЮКОС», владевший нефтедобычей и нефтепереработкой, заполучил в ходе залоговых аукционов 1995-1996 гг.

До аукционов тогда допустили только «своих» и в результате Ходорковский купил 78 процентов «ЮКОСа» за 309 млн. долл., то есть в двадцать раз дешевле реальной стоимости акций (в 1996 г. стоимость компании достигла 6,2 млрд. долл., а в 2003 г., после подорожания нефти — уже 40 млрд. долл.). Сколотивший себе капиталы на махинациях, Ходорковский мало отличался от остальных олигархов, большинство из которых и по сей день занимает ведущие позиции в списках миллиардеров. Еще меньше он выделялся милосердием по отношению к рабочим.

uiHtCZr4pX8

Вот что писала о нем известная либеральная (и самая честная из них!) журналистка Юлия Латынина в газете «Совершенно секретно» в августе 1999 г.

«Перед Ходорковским [после приватизации «ЮКОСа» – прим. авт.] стояли три задачи. Во-первых, прекратить элементарное воровство. Во-вторых, оптимизировать численность рабочих. В-третьих, минимизировать налоги <...> ЮКОС избавлялся равно беспощадно и от социальной сферы, и от бандитских фирм».

«Рабочих сокращают не менее безжалостно, чем бандитов. Один из последних планов реструктуризации ЮКОСа предусматривал троекратное снижение численности рабочих: из 76 тысяч человек, работающих в трех основных производственных единицах – «Юганскнефтегазе», «Самаранефтегазе» и «Томскнефти», – должно было остаться лишь 25 тысяч работников».

А вот какие слова нефтеюганских нефтяников приводит в своем репортаже журналист «Русского репортера» Дмитрий Соколов-Митрич:

«Лично к Ходорковскому мы никогда особой любви не испытывали. За что нам его любить? Мы когда-то по пояс в грязи поднимали эту нефть, работали на износ, а пришел Ходорковский, и нас, ремонтников, даже не спрашивая нашего согласия, выделили в отдельную фирму, лишили всех льгот, связанных со стажем работы, в том числе и права помощи при переселении на материк. Мы теперь по отношению к ЮКОСу никто. От меня требуют сдать удостоверение ветерана. Какая после этого любовь?».

И еще: «Помнишь, Вахид, как во время кризиса он призывал нас «поддержать родную организацию» и добровольно написать заявления о временном снижении зарплаты на тридцать процентов? Написали, и что? До сих пор эти тридцать процентов не восстановлены».

Конечно, такую характеристику можно дать всем олигархам, что старой ельцинской волны, что новой, путинской. И все-таки до какого лицемерия нужно дойти, чтобы теперь строить из себя друзей профсоюзов?

Но это не только лицемерие, а повторимся, политическая стратегия. Исторически буржуазные силы часто использовали профсоюзы и провоцировали всеобщие забастовки, чтобы придти к власти и развязать «непопулярные» в народе реформы. Тут и Лех Валенса приходит на память, и даже Рональд Рейган (он ведь, правда, как напоминает нам «Открытая Россия», начинал деятелем профсоюза киноактеров).

Действительно, как мы писали в своем манифесте, мы «не считаем, что в условиях стагнации и глубокого экономического кризиса, профсоюзное движение способно развиваться непрерывно, постепенно охватывая большинство рабочего класса».

Однако, при всей свой слабости и малочисленности, уже на современном этапе своего развития профсоюзы, входящие в Конфедерацию труда России, — крупная общественная сила. И лучшее подтверждение тому — интерес либеральных партий, партеек и политически обанкротившихся олигархов к профсоюзному движению.

Профсоюзы, как и в целом рабочее движение, станут в ближайшее время полем для ожесточенной идейной борьбы. И левые обязаны в ней одержать победу. Но одержать ее можно только изнутри, непосредственно организуя трудящихся самых различных секторов, не жалея для этого энергии. Те же левые критиканы, которые надеются, что гора сама придет к Магомеду, или те левые, которые на словах поддерживают рабочее движение, но сами палец о палец не ударили для его развития, обречены на суровое поражение.

P.S. В ближайшее время "Рабочая платформа" опубликует подробный анализ программы партии Навального в области здравоохранения и образования. Читателей ждут сюрпризы.

Алексей Гусев, РП-Москва