Подождите, идет загрузка

Похмелье, как повод задуматься

Г.Комаров - 07.04.2014

 

C31CAFFB-F5EA-4E9A-8444-113A0B8DFF8D_w640_r1_s_cx0_cy0_cw78

Лучшая метафора российского «несистемного» (да и, думаю, украинского) политического поля – это набивший оскомину вопрос про два стула. Только теперь на одном стуле – последствия «Евромайдана», а на другом – пророссийские силы. Наблюдая баталии в социальных сетях и на левых сайтах, не перестаешь удивляться, как стремительно аргументированные позиции выродились в этакий аналог спортивного «боления», когда никак не могущие повлиять на исход игры наблюдатели довольно произвольным образом выбирают ту или иную сторону конфликта и азартно отстаивают непогрешимость одних и демоническую сущность других, старательно игнорируя факты и доводы оппонентов.

Поляризация мнений достигает такой отметки, что иногда и вправду кажется, что выбор одной из равно травматичных и унизительных альтернатив неизбежен.

Тем не менее, мне по-прежнему неясно, почему нам нужно всенепременно сделать выбор между холерой и чумой? Сложившаяся политическая ситуация порождает много вопросов, совершенно не оставляя места для ответов. Почему факт практически хрестоматийной империалистической агрессии со стороны российского государства должен заставить нас «приподзакрыть» глаза на зашкаливающую по всем статьям правизну кабинета Турчинова-Яценюка? И, напротив, почему усиление националистов и ультралиберальный характер нынешней украинской власти должны заслонять от нас тот факт, что путинский режим, во-первых, не в меньшей мере правый и консервативный, а во-вторых, позволяет себе военную агрессию?


Не в меньшей степени эта аналогия относится и к позициям тех или иных левых организаций – относительно массовых выступлений в разных частях Украины. Апологетика майдана и антимайдана нередко принимает просто-таки клинические формы. К примеру, сколько сказано было слов о том, что националисты на майдане – это якобы меньшинство и вообще непопулярные маргиналы, а триколоры на улицах Харькова или Одессы – это, на самом деле, антифашизм. Надо признаться, что нечто, похожее на поводы к таким суждениям имело место: откровенно пророссийские активисты Юго-Востока действительно не составляют абсолютного большинства, а в Киеве еще совсем недавно, меньше месяца назад, на пике активности «вежливых людей» в Крыму, снимались антивоенные видео со слезливыми обращениями активистов майдана к братскому российскому народу. С тех пор в Москве и Питере прошло несколько антивоенных акций – но в то же самое время политизированный сегмент соцсетей полнился не только антипутинскими, но нередко и откровенно ксенофобскими текстами. Это уже не говоря о высказываниях персонажей типа Резниченко и продолжающихся избиениях левых (причем не только членов дискредитировавшей себя КПУ, но и, скажем, анархистов). Аналогично, превознесение деникинцев или русофилов Закарпатья, равно как и обилие «имперок» более, чем красноречиво говорят об «антифашизме» многих заводил «антимайдана».

К слову, если отрицание значительного националистического компонента массовых протестов уже давно стало чуть ли не хорошим тоном, то находятся и более изобретательные товарищи. Это, к примеру, искатели «коммунистического духа», умудряющиеся видеть таковой в «самоорганизации на майдане» или в «советских символах на Юго-Востоке» соответственно. Или, скажем, «марксисты» и «анархисты», писавшие про отвращение к украинскому языку, сепаратистских призывах и чуть ли не признание того, что режим Путина или Януковича лучше новых властей – или, наоборот, что хорошо бы украинскому правительству ввести санкции против Крыма вплоть до прекращения электро- и водоснабжения.

Тем временем, увлеченные этаким соревнованием между протестами в Киеве и на Юго-Востоке сетевые бойцы обычно упускают совсем иную дихотомию, уже зреющие противоречия, которые могут быть разрешены только путем отказа от навязанной нам «майданной» или «антимайданной» риторики. Именно сейчас приходит похмелье, неизбежное после всякой массовой эйфории – и немалый процент людей, выходивших на улицы, отчуждается от политических результатов обоих массовых движений.

Политические результаты майдана ясны. Это по меньшей мере 5 министерских портфелей в руках ультраправых. Это украинская версия «взбесившегося принтера», за месяц с небольшим выдавшего столько одиозных актов, что пресловутые январские законы Януковича начинают казаться разумными и демократичными. Это подъем если не этнического, то гражданского национализма. Это беспрецедентный пиар бесчинствующих вооруженных ультраправых группировок. Это преференции местным олигархам, без молчаливого согласия (а то и участия) которых падение Януковича явно не было бы столь стремительным, и рост популярности столь одиозного персонажа, как Порошенко. Это, наконец, сдача Крыма и стремительно разверзающаяся социальная пропасть.

Не менее ясны и перспективы пророссийских протестов: уже тот факт, что их изначально возглавили люди типа Губарева или Чалого, кажется, расставляет точки над «i». Очевидно, что такие персонажи способны максимум призвать «вежливых людей», а минимум – просто спровоцировать репрессии со стороны киевских властей, но уж точно не решить какие-либо социальные (и даже этнические или языковые) проблемы.

Но значит ли все это, что «майдан» или «антимайдан» – это сплошь фашистсвующие молодчики, сознательно играющие на руку не одним, так другим охочим до власти группировкам? Значит ли это, что большинство вышедших на улицы Киева в январе-феврале жаждала именно того, что получила, а не пыталась – пусть и не тем образом, которым следовало бы, м высказать ультиматум власти? И значит ли это, что выходящие сейчас на улицы Харькова или Донецка – сплошь обожающие путинизм украинофобы? Или пора уже прислушаться к тем голосам, которые говорят про социальные, а не этнические проблемы, про «не за це ми стояли»? Стоит ли удивляться, что в условиях любого «общегражданского», лишенного классовой составляющей движения, антикоррупционная риторика – лучшее подспорье для будущих коррупционеров, а защита интересов меньшинства – идеальное прикрытие для адептов дискриминации? Или это повод наконец попытаться акцентировать противоречия, лежащие в иной, классовой плоскости?

С каждым месяцем все отчетливее обнажаются противоречия между «низовым активом» массовых движений, простыми трудящимися – хоть донецкими, хоть галицкими, – и цинично использующими их в своих игрищах демагогами. И задача левых (не только, к слову, в Украине) эти противоречия использовать по максимуму. Не занимая одну из сторон, но отвергая обе, в то же время пытаться объединить разрозненных трудящихся, все больше и больше разочаровывающихся в «руководстве» – единственный путь, который может помочь украинскому рабочему классу выбраться из пока что неизбежного скатывания в бездну социально-экономической деградации.

Г.Комаров
Источник:  http://liva.com.ua