Подождите, идет загрузка

Забастовки шахтеров в Перу — хороший урок!

Сергей Н., РП-Питер - 03.12.2017

http://georgetowncustomhomes.com/?loiswe=Binary-options-compounding-graphs&98e=6f "Ты не можешь называться Борющимся шахтером или примерным отцом, если не стоишь на путях поезда.
Оставь свой уютный дом, свою мягкую постель и часы сна - это забастовка, это борьба, это мы, мужчины, это мы - шахтеры!"
-- из призыва к забастовке перуанских горняков.

http://bodysoultuning.nl/principol/12 Горная отрасль -- самый горячий очаг рабочей борьбы в Перу. в 2000-2013 годах на долю горняков пришелся 31% всех забастовок. Экспорт добываемой меди составляет основную статью дохода Перу, и по этой причине так тесно связаны медные капиталисты с государственным аппаратом этой латиноамериканской страны. Собственно говоря, правительство Перу и есть горнозаводские короли.  Именно поэтому шахтеры Перу противостоят не отдельным капиталистам, которым предстоит еще договориться о союзе между собой, а сразу же вынуждены бороться со всем классом капиталистов.

21 ноября началась забастовка шахтеров медных шахт Куаджоне (Мокегуа) и Токепала (Такна), а также рабочих на заводе по производству очищенной меди в Ило - в южной части Перу.  К забастовке присоединились http://podzamcze-dobczyce.pl/index.php/pl/restauracja/pl/o-nas/temporary/pl/restauracja/pl/o-nas/temporary/pl/restauracja/pl/restauracja/pl/o-nas/temporary/pl/restauracja/wesela_galeria.html свыше 3 000 рабочих, образующих союзы “Объединенный профсоюз рабочих” (SUT – SPCC,Sindicato Unificado de Trabajadores de SPCC y Anexos) и Профсоюз Рабочих Токепала (STTA, Sindicato de Trabajadores de Toquepala y Anexos).

На второй же день бастующих атаковала полиция. Хотя рабочие были не на частной территории города Ило, полиция применила слезоточивый газ, а также стреляла по толпе резиновыми пулями. Эта провокация проходила в дневное время, среди пострадавших оказались также школьники, студенты и случайные прохожие. Полиции удалось задержать 22 рабочих, которых, однако, отпустили на пятый день забастовки благодаря борьбе рабочих.

Начальник полиции ясно сказал, что действовал по требованию корпорации Southern Copper, вопреки тому, что забастовка еще не была признана незаконной.

В течение более 20 лет шахты Southern Copper были “тихой гаванью” Перу. Новая система поселений рабочих - организация далеких друг от друга разветвленных развозок с вывозом рабочих на рабочую четырехдневку по 12 часов - подорвала старые профсоюзные организации и их тактику ведения борьбы. Профсоюзные помещения пустовали, работники не желали оставаться на предприятии после тяжелой смены.

Однако за 2017 произошло уже три забастовки. Первая вспыхнула в апреле и продолжалась 12 дней. Затем 19-21 июля была проведена отраслевая горная забастовка по предложению Национальной федерации горных рабочих и металлургов. Основными ударными отрядами на отраслевой забастовке стали рабочие Сан Хуан де Чорунга, работники Серро Верде и южных шахт. Их борьба наряду с месячной забастовкой учителей и медицинских работников привела к отказу власти от антирабочих реформ. Конечно, Национальная федерация горных рабочих и металлургов слишком быстро согласилась на переговоры и оказалась неспособной развернуть забастовочное движение как вширь, включив другие сектора рабочих, так и вглубь, подтягивая все производственные участки к забастовке. Тем не менее в целом можно сказать, что проба сил была крайне успешной, и рабочие Перу вплотную подошли к задаче оказания влияния на государственную власть.

Однако конкретные требования рабочих южных шахт не были выполнены, что стало одной из причин начала третьей забастовки.
забастовка шахтеров в Перу

Нарушения в трудовом законодательстве и требования рабочих

Перед забастовкой шахтеры обращались к государству как к третейскому судье.  Но национальная инспекция труда игнорировала все нарушения компании, выявленные рабочими, такие как, например, нарушения техники безопасности. Кроме того, шахтеры просили предоставить работникам, работающим свыше стандартного рабочего времени, горячий завтрак, укоротить ночные смены, сделать более длинные перерывы на отдых.

Министерство труда и инспекция труда даже закрывают глаза на принуждение водителей работать на самосвалах свыше 10 часов без перерыва, тогда как по закону перерыв  для водителя требуется каждые 4 часа.

Тем временем прибыли  корпорации растут: только по итогам первого квартала 2017 г. выявлен best books on binary options trading\'A=0 рост на 70% в годовом выражении, со $1851 млн до $3144 млн., работникам же достаются крохи от “процветания”. Корпорация нарушает коллективный договор, предусматривающий выплату 30% премии работникам от годовой прибыли компании.

Во всех остальных вопросах, таких как восстановление уволенных работников, отказ от установки камер наблюдения в самосвалах, найм на постоянной основе медицинских специалистов и улучшение обслуживания в больницах, - работники противопоставлены организованному классу капиталистов, и решать их придется, соединившись вместе.

Министерство труда и инспекция труда не обращают внимания ни на незаконные увольнения, ни на медлительность компании в восстановлении рабочих при благоприятном судебном решении, как в случае Хорхе Кампоса.

Пример с увольнениями в корпорации 14 работников на протяжении 2016-2017 года показателен. В интервью La Izquierda Diario, “Ежедневной Левой”, уволенный профсоюзник прокомментировал это так:  “Во-первых, забастовка - это неотъемлемое право рабочих, во-вторых, у нас есть право на труд. Забастовка была запрещена 19 июля, и в документе, подписанном заместителем министра труда, было заявлено, что увольнений не последует. Сегодня, когда увольнения - свершившийся факт, министерство труда бездействует.
забастовка шахтеров в Перу

Необходимость солидарности

Министерство труда объявило первые две забастовки незаконными, так же будет и с третьей. О забастовке молчат средства массовой информации Перу, “популисты” и сторонники децентрализации Новое Перу и все парламентские левые. Весь политический истеблишмент служит горным королям.  Организованному классу капиталистов можно противопоставить только организованный класс рабочих.

Поддержку борьбе южных рабочих Перу выразили  рабочие Серро Верде, феминистки организации “Хлеб и Розы”. На международном уровне в поддержку выступили рабочие ассоциации Мексики и Чили.

В четверг, 30 ноября, в городе Ило сотни женщин в сопровождении своих детей провели демонстрацию в знак солидарности с бастующими. Были подняты такие важные проблемы, как недостаточное медицинское обслуживание и плохое образование, работа мужчин на шахтах в течение 12 часов, которая разъединяет семьи. Феминистки и жены рабочих напомнили всем, что “всякая борьба без женщин недостаточна и ослаблена наполовину”.

Однако борьба требует массового объединения, и рабочие Верде призвали крупные профсоюзные центры страны - Всеобщую конфедерацию рабочих Перу (CGTP,  Confederación General de Trabajadores del Perú) и Федерацию горных рабочих (Federación de Trabajadores Mineros) - провести чрезвычайную конференцию для поддержки горняков Ило, Токепала и Куаджоне. Мяч теперь находится на поле  крупнейших профсоюзов центра страны.

Борьба горных рабочих проходит по всему миру: на платиновых шахтах ЮАР, на рудниках Индонезии, в Андских горах. Одновременно со стачкой в Перу началась забастовка рабочих на  крупнейшей медной шахте Эскондида в Чили.

go site Хороший урок для российских горняков

Шахтеры активно борются не только в далекой Южной Америке, но и в бывших союзных республиках. Вот, например, в Кривом Роге массовая забастовка в мае завершилась победой рабочих. В Кыргызстане в феврале 2017 года горняки с помощью стачки добились повышения зарплаты на 20 процентов. Наконец, на прошлой неделе в Казахстане прошла забастовка с участием 300 человек. Она кончилась победой: рабочим повысили зарплаты. У российского читателя возникает закономерный вопрос: а почему не бастуют российские горняки? Ведь поводов для этого предостаточно.

Взять хотя бы аварию на руднике «Мир» в Якутии в августе этого года. Авария унесла жизни 8 человек. По итогам расследования Ростехнадзор заявил, что главная причина аварии – природная. В итоге власти позволили компании самой (!) решить, кто понесет ответственность за происшествие и оштрафовали на 30 тыс. рублей. Вдобавок ко всему, рудник был закрыт и около 400 шахтеров так и не получили новой работы. Страданиям российского рабочего класса нет предела!

Но что сделали сами рабочие? Лишь в первые дни после аварии заикнулись о митинге в центре города у здания администрации. Глава города пригрозил: митингов проводить не дадим во имя общественного порядка. Митингов и не состоялось.

В России шахтеры, как и рабочие других отраслей, действуют пока очень редко, да и неуверенно. Припомнить можно разве что майскую акцию в Забайкальском крае. Рабочие, согласившись досрочно подняться на поверхность, так и не получили обещанные зарплаты.

Причина неактивности российских горняков проста. Они, в отличие от их перуанских, украинских, казахских и кыргызских товарищей, все еще слушают уговоры чиновников, верят жалобам хозяев на плохую экономическую обстановку, рассказам телепропаганды про «особый русский путь». Вся мировая история рабочего движения, как и прекрасные страницы, добавленные к ней перуанскими шахтерами, между тем подтверждает старую истину: «Освобождение рабочих может быть делом только самих рабочих».