Подождите, идет загрузка

Милитаристская лапша

Владислав В. - 06.03.2018

О том, почему россиянам стоит опасаться вовсе не ядерной войны

Предвыборное послание Путина произвело «взрывной» эффект. Патриотически настроенные граждане тут же принялись воинственно маршировать на своих кухнях и придумывать названия для нового супероружия, в то время, как более критичные по отношению к власти потянулись за пустырником и валерьянкой, заговорили о возобновлении «холодной войны», гонке вооружений и опасности ядерной уничтожения. Так или иначе, предельно агрессивное выступление президента не оставило равнодушным никого. Однако и те, и другие по-своему заблуждаются: первым не из-за чего радоваться, а вторым – нечего бояться. Попробуем объяснить, почему.

«Это не задел времен Советского Союза»

Начнем с наиболее яркой, вызывающе милитаристской части послания. Ей было уделено больше трети всего времени. Но если отвлечься от шока, вызванного внешним характером риторики, перед нами немедленно возникнет ряд более существенных вопросов, связанных с содержанием того, что говорилось. Многие зрители обратили внимание на крайне убогую графику продемонстрированных видео, что уже породило массу шуток в интернете. Сразу же заметили, что некоторые кадры, иллюстрирующие слова президента о «новейших разработках последних лет», взяты из передачи, показанной 11 лет назад!

Недоумение вызвали, например, заявления о «непредсказуемой траектории» новых ракет. Ведь как раз в том и состоит преимущество любых крылатых ракет, что они, в отличие от ракет баллистических, во-первых, летят низко над поверхностью земли, огибая неровности рельефа, и, во-вторых, способны маневрировать. Можно задать резонный вопрос: а что, разработанные в СССР «Калибры» не обладают «непредсказуемой траекторией»? А американские «Томагавки»?

Подавляющее большинство представленных систем вооружения – ракетные комплексы «Сармат», «Авангард» и «Кинжал», а также атомные торпеды «Статус-6» – давно и хорошо известны и подробно обсуждались в прессе ранее. Несмотря на крайне смелое заявление Путина о том, что представленные виды вооружения – «это не задел времен Советского Союза», все они основываются на советских разработках.

Так, тяжелая ракета шахтного базирования «Сармат», которая еще ни разу не запускалась, - это лишь слегка улучшенная версия советского «Воеводы». Причем необходимость ее разработки связана не с качественно новыми характеристиками, а главным образом с тем, что «Воевода» производился в Украине, военное сотрудничество с которой сегодня невозможно. Аналогично, подвижный комплекс «Авангард» является лишь модификацией «Ярса», в свою очередь являющегося модификацией «Тополя-М». Нет ничего удивительного, что эти ракеты обладают практически неограниченной дальностью: ведь они являются баллистическими и способны двигаться по орбитальной или суборбитальной траектории, для которой вопроса о дальности просто не возникает – вы ведь не удивляетесь тому, что искусственные спутники способны вращаться вокруг Земли неограниченно долго? В этом самом по себе нет ровно ничего нового - все было реализовано еще в 60-е годы.

По всей видимости, единственной полностью российской является здесь только разработка торпеды «Статус-6» (хотя аналогичные проекты существовали и в СССР с 40-х годов). Однако именно этот проект вызвал шквал критики. Сомнения вызвала их неуправляемость (такие торпеды будут идти до берегов США несколько дней, а отозвать их невозможно) и то, что, несмотря на заявления они довольно уязвимы для противоторпед вероятного противника. Но главное - этичность их применения. Дело в том, что они предполагают взрыв очень «грязных» ядерных бомб у берегов, что вызовет сильное радиоактивное заражение территории и нанесет огромный ущерб мирному населению, при этом слабо влияя на наступательную мощь противника. Это предельно неприцельное и потому предельно аморальное оружие возмездия. Кроме того, как раз для его создания никаких особенно «прорывных» технологий не требуется, американцы относительно быстро могли бы создать его аналог, если бы посчитали это нужным.

Ядерная крылатая ракета?

Но наибольшее количество вопросы военных экспертов вызвали заявления президента о создании крылатой ракеты с «малогабаритной, сверхмощной ядерной энергетической установкой». Остановимся на этом подробнее.

Саму идею создания ракет с ядерным двигателем очень трудно назвать новой: впервые она была выдвинута еще в 40-е годы. Тогда, на заре «атомной эры» человечество было крайне увлечено перспективами нового источника энергии. Тогда военные думали о создании атомных танков и самолетов, а фантасты мечтали о тракторах и личных автомобилях с ядерными двигателями. Однако, как это всегда происходит с любой новой технологией, очень быстро пришло понимание, что в одних случаях ее применение целесообразно и оправдано, а в других – нет. Атомные ледоколы и атомные подводные лодки оказались очень удачной идеей, т.к. обеспечивали длительный автономный ход, а вот атомные танки и самолеты оказались просто не нужны и бесперспективны. Поэтому, когда мы говорим о ракетах с ядерным двигателем, прежде всего следует задаться вопросом: а чем они будут принципиально лучше обычных? Какие новые возможности открывают и за счет чего?

В этом вопросе существует некоторая путаница, связанная с тем, что реактивные двигатели делятся на два сильно различающихся больших класса: есть ракетные двигатели и воздушно-реактивные двигатели (прямоточные, турбовентилляторные и т.п.). И в тех, и в других тяга создается за счет выходящей из двигателя струи вещества. Однако, в ракетных двигателях это вещество изначально находится внутри ракеты, поэтому они могут двигаться в любой среде, в том числе в космосе. В отличие от них воздушно-реактивные двигатели предназначены для движения в атмосфере, используя всасываемый воздух. Именно такие двигатели стоят на реактивных самолетах и большинстве типов крылатых ракет (которые поэтому, строго говоря, вообще не являются ракетами).

Ядерную энергию можно использовать и в тех, и в других. В обоих случаях газ будет нагреваться не в результате горения топлива, а от контакта со специальными тепловыделяющими сборками, очень грубо говоря - с раскаленной радиоактивной болванкой. Но делается это с разными целями.

В ядерных ракетных двигателях (ЯРД), которые предполагается использовать для межпланетных перелетов, большую концентрацию ядерной энергии теоретически может обеспечить более высокую скорость истечения газа из двигателя, а значит - меньший расход топлива при той же тяге. Разработка ЯРД активно велась начиная с 50-х годов и у нас, и в США. В СССР ее курировали крупнейшие академики Келдыш, Курчатов и Королев, что привело к созданию первого работающего прототипа РД-0410. Однако на практике эта идея наталкивается на чрезвычайно серьезные технические трудности. Чтобы обеспечить более высокую скорость истечения и удельную тягу, ядерный реактор должен нагреваться до очень высоких температур, и при этом обеспечить стабильность его работы, удержать от взрыва. Рассматриваются различные технические решения, вплоть до таких, при которых ядерное топливо находится в форме плазмы, удерживаемой магнитным полем. Однако на сегодняшний день эта задача по-прежнему далека от разрешения. Сегодня в России ведется разработка «Ядерной энергодвигательной установки мегаваттного класса (ЯЭДУ)», однако сроки работ по ней, несмотря на большие выделенные средства, неоднократно срывались и переносились, а ее перспективы остаются более чем туманными.

Однако, очевидно, в послании Путина речь шла не о ЯРД, а о каком-то типе ядерного воздушно-реактивного двигателя. Здесь ядерная энергия используется для достижения совершенно другой цели: не для уменьшения расхода вещества, а для увеличения дальности полета. Обычные воздушно-реактивные двигатели используют воздух в качестве окислителя, но ракетное топливо запасается на борту, и дальность полета определяется его расходом. В ядерном двигателе горение не идет, ракетного топлива не требуется, и ракета с таким двигателем, как атомная подводная лодка, действительно может лететь практически неограниченно долго - до тех пор пока продолжается ядерная реакция в реакторе. Создание такого двигателя достаточно малых размеров, чтобы его можно было поставить на крылатую ракету вроде X-101, также является очень сложной технической задачей, но в ней нет ничего принципиально неразрешимого.

Более того, такие двигатели были созданы еще в 60-х годах в США (известный проект “Плутон”). Тогда он был свернут, из-за того, что такие ракеты вызывали бы очень сильное радиоактивное загрязнение вдоль пути своего движения, но главным образом потому, что развитие баллистических ракет в тот момент сделало такое оружие ненужным. Сегодня развитие систем противоракетной обороны действительно может привести к снижению значения баллистических ракет и возрождению старой идеи ядерных крылатых ракет.

Несмотря на то, что в создании крылатой ракеты с ядерным двигателем нет ничего принципиально невозможного, ряд военных экспертов выразили сомнение в ее существовании. Эти сомнения вызваны двумя причинами:

  1. Тем, что ранее о создании нового оружия ничего не было известно. Если бы какие-то масштабные разработки и испытания новой технологии с привлечением «тысяч специалистов» действительно проводились, их было бы крайне трудно сохранить в полной тайне, чтобы эффектно обнародовать в послании президента. Какая-то информация в любом случае бы просачивалась, и хотя бы о самом их факте было хорошо известно, как было известно о других образцах вооружений.
  2. Насколько известно, в СССР подобные ракеты не разрабатывались. Теоретически для их создания могли бы использоваться наработки двигателей для атомопланов. Но это в любом случае потребовало бы сильной модификации и новых технических решений. В условиях, когда все постсоветские годы наши образование, фундаментальная наука, инженерно-конструкторские школы неуклонно деградировали, лучшие ученые уезжали за рубеж, а отставание от развитых стран росло, возможность таких новых разработок действительно кажется удивительной. (Слова президента о том, что будто бы «существенно возрос потенциал фундаментальной науки», для знакомых с ситуацией людей звучат откровенной насмешкой, подробнее о ситуации в науке можно почитать, например, здесь.)

Так или иначе, нам не следует верить в этом Путину на слово. Нет ничего невозможного в том, что он мог, скажем так, немного преувеличить успехи в создании новой ракеты (примерно в том же духе, как когда заявил, что с федеральными автотрассами у нас все будто бы хорошо, а с региональными обстоит «чуть хуже»). Но даже если предположить, что все сказанное по этому поводу полностью соответствует действительности, и что в декабре прошлого года были проведены первые успешные испытания новой ракеты, это будет значить, что до завершения испытаний, начала серийного производства и постановки на вооружение пройдут годы. Вряд ли это возможно осуществить за следующий срок Путина. И вместо того, чтобы спорить о перспективах нового оружия, гораздо уместнее задаться более насущным вопросом: а как, собственно, этот новый срок пройдет?

Провал социально-экономической политики

Кому, собственно, адресовались воинственные заявления президента? Действительно ли они были обращены к руководству США и стран НАТО? Очевидно, что нет. В Пентагоне заведомо знают о реальных российских военных разработках гораздо больше, чем известно нашему патриотическому обывателю. И если бы задача состояла в том, чтобы оказать какое-то давление на них, то оно оказывалось бы совершенно другими методами и по другим, дипломатическим каналам. Это подтверждается тем, что на Западе выступление Путина было встречено довольно вяло, отнюдь не вызвало того же интереса, что и у нас. Конечно, НАТОвские генералы не стали опровергать его заявления, т.к. они дают им удобный повод нарастить собственные расходы на вооружения. Но страха за рубежом наше бряцанье оружием явно не вызвало.

Нет, предвыборная милитаристская лапша Путина сварена целиком и полностью для внутреннего потребления. И цель у нее только одна – отвлечь внимание от очевидного провала социально-экономической политики, от отсутствия у Путина какой-либо внятной программы по этим вопросам, скрыть слабость и блеклость первой части его послания. Обратимся теперь к ней.

Что предлагает Путин? Мы услышали только одни обещания: за следующие 6 лет вдвое повысятся расходы на медицину, в полтора раза увеличится ввод нового жилья, в два раза несырьевой экспорт и т.д. и т.п. по всем пунктам. Доходит до каких-то совершенно фантастических обещаний: так, рост грузоперевозок по северному морскому пути должен возрасти ни много, ни мало в 10 раз! За счет, спрашивается, чего, учитывая огромное устаревание флота и полный развал судостроения? Путин ничего не говорит о том, как, какими методами, при помощи каких конкретных мер, предполагается достичь озвученных целевых показателей. Во всяком случае ни о каких структурных реформах экономики речи не идет (да и странно было бы ждать от Путина какого-либо кардинального реформирования им же созданной косной системы). Максимум, что мы слышим – что туда, туда и туда должны быть выделены дополнительные средства. Очевидно, это простое продолжение логики проводившихся в предыдущие сроки «мегапроектов», многократно доказавших свою неэффективность и коррупционность.

Эти проекты, очевидно, потребуют колоссальных средств. Путин назвал только три конкретные цифры увеличения расходов (ясли, поддержка материнства и детства и дороги), но и они в сумме дают больше 15 трлн рублей. А если добавить сюда заявленное повышение расходов медицину, «пространственное развитие» и другие пункты, во сколько должна увеличиться эта сумма? В два, в три раза? Где взять эти средства, особенно с учетом того, что Резервный фонд исчерпан? Путин про это опять же ничего не говорит, кроме «более четко расставлять приоритеты» и «привлекать частные инвестиции». Насколько успешно это делалось в предыдущие годы, когда западные инвесторы в Россию не вкладывались, капиталы утекали за рубеж, а бессмысленные мегастройки финансировались госкорпорациями и государственными банками, мы прекрасно знаем.

Но даже если бы эти средства и были каким-то чудом найдены, то что может гарантировать, что они будут потрачены на развитие? Ведь, например, дороги у нас плохие вовсе не потому, что на них выделяется мало, а потому, что расходуются они предельно неэффективно, проще говоря, разворовываются. В развитых странах и Китае километр новых трасс обходится в десятки раз дешевле, чем у нас, а служат они на порядок дольше. И что с этим делать? Мы действительно уверены, что удвоив расходы на дорожное строительство мы получим нормальные дороги? Скорее уж вдвое разбогатевших Ротенбергов.

И так во всех без исключения пунктах первой части послания. Это просто невнятица, не выдерживающая никакой критики. Программу Навального – не совсем безосновательно – обвиняют в популизме. Она требует примерно 7,5 трлн в год, однако в ней более-менее ясно сказано, во-первых, почему эти расходы должны привести к росту и, во-вторых, где взять требуемые средства. Конечно, это не социалистическая программа и ее можно много критиковать, но по крайней мере четкие ответы она дает. Путин, обещая примерно сопоставимые траты, за два часа своей речи так и не смог объяснить ни того, ни другого. Ни где он возьмет деньги, ни как он собирается обеспечить свои «прорывы». Путин – вот кто действительно суперпопулист, сверх- и мегапопулист.

Очевидно, что все его обещания не стоят и ломаного гроша, что в следующие 6 лет его правления никаких прорывов не будет, как их не было в предыдущие 18 лет, а будет только то же, что и раньше – дальнейшее проедание имеющихся ресурсов, деградация и развал всех сфер общественной жизни, увеличивающееся отставание от развитых стран.

Но давайте будем обсуждать не это, а новое супероружие. Ведь не зря же нам про него рассказали…