Подождите, идет загрузка

Конец митинговой кампании, уроки и дальнейшие перспективы

Дмитрий Кожнев - 02.10.2018

Активист "Рабочей платформы", профсоюзный организатор Дмитрий Кожнев рассуждает о причинах неудачи кампании против повышения пенсионного возраста и о том, что какие выводы нужно для себя извлечь трудящимся.

В июле 2018 в связи с планами правительства повысить пенсионный возраст по инициативе Конфедерации Труда России (КТР) была объявлена протестная кампания. Надо отметить, что для самой КТР это был весьма решительный шаг, поскольку собственных сил и ресурсов для ведения полноценной успешной кампании такого уровня у крупнейшего независимого профсоюзного объединения сейчас явно недостаточно. Но и другой стороны промолчать и не отреагировать на столь вызывающе антисоциальные действия было невозможно. К примеру, руководство куда более многочисленной и обладающей большими материальными ресурсами ФНПР, вопреки бурному возмущению рядовых членов профсоюза, предпочло путь тихого соглашательства, ограничившись дежурными высказываниями. Хуже того, ВСЕ депутаты от ФНПР в Госдуме проголосовали за повышение пенсионного возраста.

Для ведении кампании была создана коалиция «Народ против" из ряда партий и общественных объединений. Помимо КТР в коалицию изначально вошли оппозиционные системные партии, (СР и КПРФ) в связи со своим статусом обладающие наибольшими мобилизационными и материальными ресурсами, а также ряд несистемных левых организаций. К сожалению, при неплохой информационной работе, особенно в социальных сетях, иной стратегии, кроме сбора подписей и проведения митингов, на крайний случай, «проведения референдумов» практически не предложил и не озвучил. Исключение составляли, пожалуй, отдельные активисты КТР, позиция которых, тем не менее, так и не стала на тот момент официальным мнением организации.

 

Абсолютно бессовестный и грабительский характер «реформы» вызвал по-настоящему массовое недовольство граждан. В плане изменений в общественном сознании, за несколько месяцев власти сделали то, что не могли сделать два десятилетия агитации социалистических организаций. Но от недовольства и готовности участвовать в борьбе еще большой путь, и пока он не пройден. Большинство трудящихся людей по-прежнему находятся в плену патерналистских иллюзий, надеются если уже и не на «доброго царя», так на какого-то иного «героя», способного решить их проблемы. Кроме того, они не имеют организационного опыта и культуры низовой активности, солидарности и коллективных действий. А такая форма протеста как митинги все последние годы демонстрировала свою неэффективность с точки зрения достижения заявленных целей. Все это не могло не проявиться во время кампании.

Ситуацию ухудшило еще и то, что оппозиционные системные партии, ожидаемо, оказались послушны и управляемы. Каждая из них внесла свою лепту в канализацию протеста, использовала его для собственного торга с властью и относительно успешных выборов 9-ого сентября. Либеральная оппозиция, представленная, в основном, сторонниками Навального, также попробовала оседлать тему пенсионной реформы, сделав ставку на несанкционированные уличные акции, но не смогла похвастаться массовостью участия. К концу сентября практически для всех становится очевидным, что митинговая кампания против пенсионной реформы сходит на нет. Было очевидно, что закон о повышении пенсионного возраста примут в редакции с поправками, озвученными Путиным. 2 и 3 чтение в Госдуме это только подтвердили.

Все эти события, со всей очевидностью обнажают ту старую истину, что положение трудящихся в обществе определяется соотношением сил между ними и правящим классом. Антисоциальная политика стала возможна, так как власть и бизнес уверены в слабости трудящегося населения и его неспособности достойно ответить. И эта убежденность родилась не на ровном месте. Во все времена сила трудящихся была в объединении в массовые организации, вооруженные своей теоретической базой. В способности действовать как единое целое для достижения общей программной цели.

В современной России настоящие рабочие организации находятся в зачаточном состоянии, степень атомизации, индивидуализма и разобщенности по мировым меркам просто зашкаливает. Политические организации, подменены либо спроектированными в администрации президента симулякрами, либо представлены микроскопическими группами разной степени адекватности, но с крайне узкими аудиторией и влиянием. Как следствие, трудящиеся не выступают как самостоятельный субъект политики, их интересы и потребности в расчёт не принимаются.

Все это в очередной раз ставит на повестку дня вопрос о построении массовых организаций трудящихся. Только наличие скоординированной сети организаций трудящихся на рабочих местах, обладающих знаниями, подготовкой, организационным опытом проведения коллективных действий, создает необходимые условия для проведения в будущем, способных поколебать антисоциальный режим, например всеобщей забастовки. Вся мировая история подтверждает, что на власть и бизнес возможно повлиять только «перекрыв им кислород».

Я убежден, что точкой приложения сил и энергии в вопросе развития независимых профсоюзов на данный момент может стать Конфедерации Труда России. В адрес руководства КТР нередко высказывается критика, в том числе по ходу ведения кампании. Но при этом забывается главное, любой профсоюз как и любая другая организация, именно такой, какими являются его члены. От их позиции, активности, политической развитости, массовости зависит проводимая политика и возможности организации. Степень участия КТР в кампании по пенсионной реформе была прямым отражением степени готовности действовать со стороны членов профсоюзов. Никакие призывы и громкие заявления не могут компенсировать пассивность людей и неготовность их участвовать в настоящей борьбе.

Поэтому первостепенная задача каждого прогрессивного человека в России - засучив рукава взяться за строительство низовых организаций трудящихся, используя при этом все передовые знания, методики и опыт.