Подождите, идет загрузка

Как выйти из тупика

22.06.2013

Российское левое движение в последние годы ярко демонстрирует неспособность, и, вероятно, нежелание становиться организатором собственных сограждан, кровно заинтересованных в коренных изменениях экономического и политического курса страны.

Ни десятки тысяч шахтёров, ни сотни тысяч промышленных рабочих, ни учителя и медсестры не имеют даже общего понимания возможной альтернативы господствующим сегодня формам общественных отношений. А участники разнообразных левых групп, организаций и течений, стремятся наполнить своё существование смыслом, занимаясь то откровенным политическим шарлатанством,  то уходя в глухое гетто «авангардистского активизма» (не поддерживаемого никем, кроме нескольких аналогичных групп и пары сотен неравнодушных по всей стране), то начиная передел собственного незначительного политического капитала – создавая и руша микро-партии, никого, в сущности, не представляющие, и остающиеся лишь игрушками в руках собственных амбициозных лидеров-неудачников.  Куда уж тут, до организации  и просвещения масс трудящихся.

тупик2

Дороже нам берег  турецкий

Современного левого активиста манит своими баррикадами Таксим,  как и антикапиталистические шествия в Германии или подвиги индийских маоистов.  Беда в том, что царящая в России действительность для доморощенных «борцов за права трудового народа» не несёт и намёка на то, чтобы сотни и тысячи людей внезапно сорвались с  места и начали сражаться за «новый мир».

Прогнозы на «скорое веселье», особенно в свете дела 6-ого мая, выглядят пессимистично, так что местным  политическим активистам остаётся делать репосты сводок  новостей из Анкары.

Давайте кратко проанализируем, почему  то, что происходит в Турции, в нашей стране сейчас невозможно.

Почему у турок получается, а у нас нет

Участников «турецкого лета» власти ещё не закатали в асфальт только по одной причине. Турецкое общество в большей своей части находится на стороне протестующих. Влиятельные турецкие профсоюзы проводят забастовки солидарности, врачи и юристы оказывают помощь участникам столкновений с полицией, таксисты устраивают  собственные акции протеста, и это происходит в стране, где словосочетания «политические репрессии» и «политические убийства» имеет куда более глубокий смысл, нежели в современной России.

Даже случаи убийств не пугают людей, снова и снова выходящих на улицы городов под резиновые пули и струи газа. Турки давно уже привыкли к эскалации насилия на улицах.  Ежегодно происходят кровавые первомайские демонстрации и массовые волнения после выборов, люди попадают за решетку по политическим причинам, к тому же на границе действует армия курдских повстанцев. Серьезной отличительной особенностью турецкого общества является куда меньшая его атомизированность, чем в России. Наличие реальных  антикапиталистических партий (чего стоит одна КПТ), знаменитое на весь мир рабочее движение, боевые и довольно массовые профсоюзные организации (которые гораздо крупнее, чем единственная российская структура, имеющая моральное право называться профсоюзной – КТР) убедительно доказывают способность турок вести борьбу организованно. И это является коренным различием между турецким и российским обществом. Различием, которое очевидным образом намекает российским социалистам, в какую сторону необходимо двигаться. Если перед турками стоит вопрос, как начать использовать собственные организации эффективно, то для нас главной бедой является чуть менее чем полное отсутствие опыта коллективного отстаивания собственных интересов среди трудящихся.

При этом потребность в переменах в российском обществе есть!

Инертность людей  является лишь отражением того пути, который проделал наш народ за прошлый век. Потеряв доверие ко всему «враждебному» окружающему миру, массы привыкли находить какое-то успокоение в уютных «раковинах» своих семей. Однако путинская «стабильность» неминуемо подходит к своему финалу, чему подтверждением являются более чем полутромиллиардный дефицит бюджета  и неолиберальная экспансия в общественную сферу. Миллионы жителей моногородов рискуют потерять последние шансы на сносное существование в связи с очередными «перестановками» доморощенного капитала. Стремительное подорожание «стоимости жизни» в крупных городах ударяет в первую очередь по армии рабочих и бюджетников. Становится всё более очевидным, что отсидеться в стороне уже не получиться.

Соответственно идёт рост массового недовольства - подобными процессами, сказывающимися всё более ощутимо.  И это недовольство  характеризуется не только выступлением ничтожной части трудящихся, организованных в профсоюзы.  Конечно, кампания рабочих «Фольксвагена» и героическая голодовка педиатров из профсоюза «Действие» показательны. Большая часть людей всё еще молчит, в лучшем случае «голосуя ногами» - перебегая с одних мест работы на другие, переезжая из бедных регионов туда, где уровень жизни еще позволяет существовать более или менее сносно. Однако наблюдая за тем, как в подобных условиях небольшая кучка богачей умудряется только приумножать свои состояния, смакуя новые истории о баснословных суммах, украденных из региональных бюджетов, об «условных сроках» высокопоставленным ворам, народ копит ненависть. Я чувствую эту ненависть, когда общаюсь с коллегами на работе. Людям, получавшим за сложнейшую работу 13-15 тысяч рублей, не надо рассказывать о классовой теории, надо просто систематизировать их жизненный опыт.

лицо

Я чувствую эту ненависть в комментариях к новостям, о новых шикарных законопроектах, о строительстве новых храмов вместо парков, я встречаю эту ненависть на улицах своего города.  Ненависть и безысходность. Миллионы людей, понимающих, что обречены всю жизнь пахать на нескольких работах, чтобы дать своим семьям хоть какую то надежду, понимающих, что обречены жить в «чужой стране» - миллионы не знают, КАК поменять эту действительность, с чего начать. Черт побери, они вообще не имеют представления о том, что капиталистической системе есть альтернатива. Катастрофа на очередной угольной шахте – и социалисты не в состоянии научить выживших организовывать сопротивление. Новые и новые смертники идут добывать свою тонну в условиях повышенного риска. Стихийная акция протеста и угроза массовой голодовки в очередном моногороде – и у нас нет ни малейшего рычага для оказания той или иной помощи и поддержки.

Эта реальность является главным свидетельством того, что в нынешнем своём состоянии российское левое движение не соответствует исторической задаче.

Выход из тупика

Революционные социалисты, марксисты во всём мире  ставили перед собой конкретные цели по улучшению благосостояния угнетенных в рамках большой программы социалистических изменений. Цели по воспитанию нового типа людей. Так что же изменилось? Проблемы перед нами стоят всё те же – воспитание в людях понимания общности собственных интересов,  организация их для борьбы. Далее - для осуществления социалистических изменений в  стране.

Красивые слова – но способно ли российское левое движение хотя бы начать двигаться к их претворению в реальность? Способно ли оно  начать учить и организовывать массы тех, чьим единственным билетом в достойную, человеческую жизнь является социализм? И если да, то каким образом?

социалисты и активисты МПРА на профсоюзном лагере под Калугой

Только непосредственным участием.

До тех пор, пока левое движение существует в стороне от массы трудящихся, само существование левых лишено всякого смысла. Иной раз приходится слышать странные утверждения о том, что создав самостоятельную структуру, некую партию, антикапиталисты могут заработать авторитет и вовлечь людей в процесс изменения действительности. Однако какой авторитет могут заработать «дяди со стороны» в обществе, не привыкшем не доверять никому со стороны, в принципе? Какой авторитет способны заработать те, кто не в состоянии помочь людям уже сейчас найти какие-то конкретные механизмы для улучшения собственной участи?  Для чего нужна партия, если она изначально никого не представляет? А только потом планирует наработать электоральную базу? Нам нужны  люди, голосующие за «правильные списки»? Или же  люди-участники, способные  изменить  в нашей стране соотношение сил в пользу наиболее угнетенных слоёв? Это важный вопрос, не ответив на который, современное левое движение не сможет выйти из того  тупика, в котором оно  оказалось, не далее как полтора года назад, начав зарабатывать политический капитал либеральным проходимцам, причем зарабатывать собственными костями.

                                       Андрей Заводской (под редакцией Ольги Штессель)