Подождите, идет загрузка

Ближневосточные грабли: сирийский конфликт обостряется

Георгий Комаров, Алексей Гусев - 03.12.2015

Коалиция ширится, несмотря на парламентских левых

Западная, «антиасадовская» часть военной коалиции наращивает военное присутствие в Сирии и Ираке. В понедельник правительство Германии согласилось отправить самолеты-разведчики и контингент из 1200 солдат в регион. Официальная цель — борьба с террористической организацией «Исламское государство». Это будет крупнейшая после Второй мировой войны немецкая силовая акция (в операциях НАТО в Афганистане и Косово были задействованы 996 и 907 немецких военнослужащих соответственно). Решение об участии Германии в пятницу наверняка будет обеспечено голосами правящей «Большой коалиции» — ХДС/ХСС Ангелы Меркель и СДПГ, даже несмотря на то, что «против» собираются голосовать «Зеленые» и «Левые».

_86970190_gettyimages-463074035

Вместе с тем, вчера британский парламент после 10 часов дебатов 397 голосами против 223 одобрил участие в коалиции королевских вооруженных сил. Голосование по этому вопросу породило тяжелейший кризис в рядах оппозиционной лейбористской партии. Кризис спровоцировали члены так называемого «теневого кабинета» лейбористов, который представляет собой «заготовку» лейбористского правительства на случай победы партии на будущих выборах.

Они недовольны курсом лидера лейбористов Джереми Корбина (многие левые, напротив, возлагают на него большие надежды) и принялись его шантажировать собственной отставкой, надеясь показать тем самым, что новоизбранный лидер безответственен и неспособен возглавлять партию.

В результате Корбин пошел на уступки наиболее правым элементам внутри своей партии и заявил, что хотя сам будет голосовать «против» плана правительства, однопартийцам предоставит право голосовать так, как диктует им «совесть», а не партийный устав. Как итог, в пользу участия Британии в коалиции проголосовали более 60 лейбористов, и решение было принято.

Кара (или манна) небесная?

Расширение коалиции можно рассматривать как успех французской дипломатии. Непосредственно после парижских терактов президент Франции Франсуа Олланд начал энергичные переговоры, пытаясь привлечь в «антиигиловскую» коалицию новые страны.

Сама Франция незамедлительно послала в восточную часть Средиземного моря авианосец «Шарль де Голль» и усилила авиаудары по позициям ИГИЛ в Сирии. Кроме того, парламент Франции продлил чрезвычайное положение, запрещающие демонстрации. Пользуясь чрезвычайным положением, французская полиция на днях жестоко разогнала демонстрации экологов и левых во время Климатической конференции ООН в Париже.

paris-climate-protest_8

Теракты, таким образом, дали европейским властям невиданную свободу. Они всколыхнули общественное мнение в Европе, подняли новую волну исламофобии и придали легитимность очередной «гуманитарной интервенции». Партии буржуазного истеблишмента, такие как ХДС/ХСС в Германии и Социалистическая партия во Франции, публично дистанцируются от ультраправых погромщиков и осуждают их методы, однако неявно поддерживают их расширение, получая выгоду от нагнетаемой ими в обществе истерии, ложно противопоставляя поджогам и избиениям свой план "борьбы с терроризмом" посредством "миротворческих" бомбардировок (об этом политическом процессе мы писали ранее).

Благодаря терактам удалось убедить европейское общественное мнение, что, отправляя солдат в Сирию и Ирак, «великие державы» преследуют вовсе не скрытые цели по смене сирийского режима, непонятные для среднестатистического европейца, а цель вполне понятную и законную — отомстить за погибших и, отодвинув угрозу подальше от своих границ, спасти жизни своим гражданам.

Действительно, ИГИЛ — безупречная мишень для западных авиаударов, идеальный образ врага для западного (да и российского) общественного мнения. Вот они — вооруженные мракобесы, держащие в страхе и загоняющие в средневековье десятки тысяч людей, не говоря уже о террористических атаках вне Сирии и Ирака, громящие величественные останки древних цивилизаций, безжалостные и беспринципные мучители, не щадящие ни женщин, ни детей. Разве у кого-то хватит безумия, чтобы мешать Меркель, Олланду, Кэмерону или Обаме совершить акт долгожданного и справедливого возмездия? А если хватит, то разве это не прямое пособничество террористам? Не слабоволие, а в худшем случае — не предательство национальных интересов?

Но каждый, кто хочет разобраться, каковы подлинные намерения «великих держав» в сирийском конфликте, где проходит грань между «борьбой с международным терроризмом» и стремлением контролировать важный в военном и экономическом отношении регион, должен задать себе простой вопрос: а можно ли в принципе победить ИГИЛ, усилив бомбардировки или даже введя войска?

Поводы и причины

Успех салафитов в Ираке и Сирии — помимо прямой или косвенной помощи от империалистов (речь идет о «непреднамеренных последствиях», с которых вообще началась история исламского фундаментализма — движений ХАМАС, Талибан, затем Аль-Каеды и т.д.), — в том, что идеология исламистов взывает к массам. Она обращается к бедному (и к тому же разоренному войной) суннитскому большинству, никогда не имевшему ни власти, ни собственности, ни образования, озлобленному как на Запад, так и на режим Асада (подробнее о положении рядовых сирийцев и внутренних причинах войны мы писали здесь).

Салафизм предлагает альтернативу их незавидному положению: братство в истинном исламе (а в Коране довольно заметна эгалитаристская риторика), месть обидчикам, возможность получить землю или военную добычу. И бомбами и ракетами, даже уничтожив всех до единого боевиков, невозможно устранить корень проблемы. Для того, чтобы действительно избавиться от радикальных исламистов, нужно было бы предложить сирийцам и иракцам нечто лучшее, чем могут предложить исламисты: безопасность, восстановление разрушенной инфраструктуры, более справедливое распределение дохода, доступ к базовым благам.

Однако, ничего из этого ни одна из «великих держав» делать не спешит, предпочитая все увеличивать и увеличивать расходы на военное присутствие. Как мы и писали ранее, «борьба с терроризмом» — это удобное прикрытие для «затягивания поясов» и «закручивание гаек» внутри своих стран и для внешних империалистических операций. Рост военного бюджета России прекрасно сочетается с продолжающимся убийством бесплатной медицины и грабительскими сборами с дальнобойщиков. Объявивший чрезвычайное положение Олланд почему-то использовал его в первую очередь для запрета на забастовки и политические манифестации. Эрдоган моментально обвинил оппозицию, критически оценивающую инцидент с российским СУ-24, в «предательстве».

ShowImage.ashx

Итак, непосредственным толчком для усиления военного присутствия «западной» части «антиигиловской коалиции» стали парижские теракты. Но это скорее повод, «прикрытие», чем причина. И опыт интервенций в Афганистан и Ирак, и природа современного салафизма, и спокойствие, с которым протекает прибыльный бизнес на игиловской нефти, втянувший практически все стороны конфликта, от Турции и Израиля до Ирана (см. здесь) показывают, что более важная цель «великих держав» по обе стороны коалиции — повлиять на будущее сирийского режима, а борьба с ИГИЛ является отнюдь не безусловной задачей, а обусловленной — воевать, но так, чтобы не усилить соперников, держа главную цель в уме. Подробнее о мотивах и подлинных причинах противоборствующих коалиций мы скажем в следующем материале.