Подождите, идет загрузка

 Авария в Воркуте: прибыль на жизнях горняков

Алексей Гусев - 27.02.2016

Днем 25 февраля на шахте «Северная» в Воркуте прогремело два взрыва. На данный момент подтверждена гибель 4 горняков, судьба еще 26 шахтеров неизвестна. Официальная версия – взрыв метана.

Местные сообщества эта новость глубоко всколыхнула. Люди стали массово оставлять комментарии со словами поддержки родных и близких, и это очень важный показатель редкой для нашего общества солидарности и сочувствия. И понятно, что сейчас, когда слезы еще не остыли на щеках родных и близких погибших, говорить о причинах произошедшего морально тяжело.

Но те, кто пытается представить страшную аварию как игру слепых сил природы, не говоря уже о тех, кто пытается взвалить часть ответственности на самих горняков, которые-де сознательно рискуют своей жизнью, отправляясь в забой, а также те, кто призывает «не политизировать» ситуацию – все они сознательно или бессознательно призывают оставить положение на российских шахтах таким, какое оно есть.

Безусловно, ни одна, даже самая совершенная система безопасности не устранит всех случайных, природных причин, вызывающих аварии на шахтах. Но, все же, такого рода аварии и вообще производственный травматизм, — это в первую очередь дело рук людей. И лишь в малой степени самих горняков, технологов или инженеров. Какова бы ни была их квалификация, можно не сомневаться, каждый из них будет всячески стремиться сохранить жизнь рабочему в меру своих сил и возможностей. Ведь им – именно им – придется смотреть в глаза матерям, лишившимся сыновей, и женам, лишившимся детей. Гораздо большую роль играет то, какова общественная организация труда и каковы экономические отношения, диктующие эту организацию.

В этом можно убедиться, если посмотреть на статистику. Специалисты приводят ужасающие цифры, показывающие огромный рост опасности добычи угля в постсоветский период. Так, если в 1980-1990 гг. одна крупная авария с числом погибших более 50 человек приходилась на 313 аварий, то в 1991-2000 гг. одна крупная авария приходилась уже на 86 аварий, а в 2001-2010 гг. – на 33 аварий. Возросло и число погибших в крупных авариях: 115 человек в 1980-1990 гг., 218 человек – в 1991-2000 гг., 337 в 2001-2010 гг.

Статистика аварий

Все это происходило на фоне разрушения советской промышленности, резкого падения объемов добываемого угля и снижения добычи в шахтах по сравнению с разрезами, где вероятность аварий в принципе намного ниже. Как результат, удельная частота крупных аварий (число аварий в расчете на млн. тонн добытого угля) подскочила с 13,9 шахт-аварий/млн.т. в 1980-1990 гг. до 36,6 шахт-аварий/млн.т. в 1991-2000 гг. и осталась высокой в эпоху «стабильности» — 32,4 шахт-аварий/млн.т. в 2001-2010 гг. Иными словами, опасность для жизни горняков возросла по сравнению с позднесоветским периодом в 2,3 раза.

добыча и аварии

Почему это произошло – понятно. Не впадая в излишнюю идеализацию советского прошлого можно, тем не менее, сказать: хотя советские бюрократы стремились получить для страны побольше «угля и стали» и при этом очень неохотно разглашали информацию об авариях, Советский Союз не только на словах, но и во многом на деле, был государством трудящихся, а социальные последствия возможного несоблюдения техники безопасности и аварий хорошо осознавались. Поэтому, по замечанию специалиста, «режим секретности о количестве аварий и числа в них погибших почти не мешал научному исследованию собственно причин аварий, накоплению и использованию новых знаний по предупреждению катастроф», и техника безопасности постоянно совершенствовалась.

С падением Советского Союза ситуация резко поменялась. Угольные компании были приватизированы за копейки. Всевластным хозяином их стал капиталист, который мог месяцами не платить горнякам зарплаты и который ни во что не ставил их жизнь и здоровье. И более того – не особенно препятствовал нарушению дисциплины в шахтах, ведь возможные аварии всегда можно было списать на расхлябанность самих рабочих.

Пусть происходят взрывы, пусть гибнут люди – главное, чтобы работа быстро возобновилась и прибыли от продажи угля вновь потекли в карманы капиталиста. А возможные волнения? Пусть о них беспокоится государство.

Поэтому если не «политизировать» ситуацию, то хозяева шахт и дальше будут чувствовать свою полную безнаказанность, нещадно эксплуатировать труд горняков, выжимать из них все до последней капли пота и крови, ничуть не страшась за последствия.
Из этой ситуации рабочие не только могут, но и должны извлечь политические уроки. Она не только может, но и должна стать поводом для борьбы. Только объединившись в мощную организованную силу, рабочие будут способны поставить и технику безопасности, и управление шахтами под свой контроль, а в перспективе — низвергнуть саму систему капиталистической эксплуатации, при которой деньги делаются на жизни людей, а смерть становится отходом производства.