Подождите, идет загрузка

Активист «Рабочей Платформы» Дмитрий Кожнев выступил в Общественной Палате

22.11.2014

14 ноября в Общественной палате на международной конференции «Трудовые конфликты в России и за рубежом» встретились те, кто обычно в этих конфликтах находится по разные стороны баррикад: эксперты, представители бизнеса, власти и рабочего движения. О жесткой полемике, разгоревшейся на этом представительном форуме, рассказывает его участник, организатор МПРА в Калуге, лидер "Рабочей Платформы" Дмитрий Кожнев.

v5cb-iPO72E

«Прошедшая конференция была очень представительной. Я не стану перечислять всех ее участников, но здесь были представители Минтруда и Конституционного суда, крупных работодателей, в частности – металлургических корпораций, российские и зарубежные ученые, изучающие трудовые отношения и, конечно, профсоюзы. Основной темой конференции были трудовые споры и, в частности, забастовки. Состоялась очень интересная дискуссия, но, должен сказать, что высказывания чиновников и бизнеса временами казались мне просто чудовищными. Судя по их речам, в трудовой сфере России царит «тишь, гладь, да божья благодать». Процветает социальное партнерство, правовые инструменты эффективно действуют… А вот забастовка – очень опасная мера. С одной стороны, она, якобы, устарела и является проявлением дикости, а с другой – является оружием, которое нельзя давать в руки абы кому. И, вообще, надо бы это право… отрегулировать. Слушая подобные слова из уст государственных служащих, бизнесмены улыбались и согласно кивали. Зарубежным гостям работодатели задавали, например, вопросы о том, узаконены ли за границей локауты (массовые увольнения бастующих, запрещены российским законодательством – ред.). Как говорится, у кого что болит…

Зато из выступлений известных исследователей трудовых отношений Елены Герасимовой и Петра Бизюкова (Центр социально-трудовых прав) складывалась совсем иная картина. В последние годы трудовые конфликты в России демонстрируют одну устойчивую тенденцию: они постепенно перетекают в плоскость нерегламентированных законом акций, таких, например, как «итальянские забастовки». Происходит это потому что российское законодательство настолько затрудняет проведение легальных забастовок, что делает их почти невозможными.

Очень познавательными оказались выступления экспертов из Англии, Германии и ЮАР, а также доклад о ситуации с рабочим движением в Китае. Они выявили интересный парадокс. Оказывается, в тех странах, где забастовки запрещены или жестоко подавляются (как, напр., в Южной Африке, где в сентябре 2012 года десятки рабочих были расстреляны во время подавления забастовки на золотых рудниках в Марикане), численность и радикализм их участников растут. В Китае забастовочное движение становится все более массовым и жестким, несмотря на запреты, зато в ФРГ, где государство весьма толерантно относится к правам профсоюзов, число забастовок минимальное.

Из бизнесменов могу отметить лишь директора по социальной политике корпорации «Евраз» Григория Мисника. В его выступлении хотя бы была сделана попытка проанализировать социальные причины трудовых конфликтов и признавалось, что для их предотвращения недостаточно действовать путем запретов. Остальные представители бизнес-сообщества лили воду или хвастались. Один из них, например, очень хвалился повышением зарплаты в своей компании на 30%, но когда был задан вопрос о ее размерах, был вынужден признать, что у некоторых категорий работников она ниже прожиточного минимума.

В выступлениях профсоюзников было много сарказма. Председатель совета Конфедерации труда России (КТР), один из лидеров профсоюза моряков Игорь Павлов, рассказав о повсеместном нарушении прав работников и профсоюзов, прямо заявил, что никаких правовых механизмов их защиты нет. Активист профсоюза «Новопроф» Иван Милых остроумно раскритиковал систему сокрытия доходов, которую практикуют компании. Когда дошла очередь до меня, я решил говорить прямо, ничего не смягчая. Представителям власти я сказал, что когда я слушал их выступления, мне казалось, будто мы с ними находимся в двух параллельных вселенных. Социальное партнерство, о котором они так долго вещали – фикция, а большинство профсоюзных структур, продвигающих подобные идеи – «симулякры», созданные самими работодателями.

«Не может быть никакого равноправного диалога сильного со слабым. Сегодня в руках работодателей – весь арсенал средств воздействия на рабочих, законных и незаконных. Даже в тех редких случаях, когда суды и прокуроры не коррумпированы, у работодателей все равно есть превосходство над работниками в плане предоставления доказательств. Фактически, они могут сфабриковать любые документы, запугать или подкупить свидетелей и т.д., превращая закон в пустую, никчемную бумажку. Зато когда работники начинают коллективно отстаивать свои права, прокуратура, полиция, чиновники сразу же начинают терроризировать бастующих, выступая на стороне работодателя. Нам говорят о демократии, но на рабочих местах трудящиеся лишены самых элементарных демократических свобод. Разве удивительно, что в таких условиях люди начинают искать решения за пределами правового поля?

Борьба за трудовые права – это настоящая школа ненависти. А ненависть – опасная вещь. Если работодатели имеют цель поставить трудовые отношения на рельсы гражданской войны, то они действуют в правильном направлении».

Когда я говорил, то заметил, как у многих из присутствующих улыбки сползали с лиц. Маски слетели, и меня несколько раз перебивали возмущенными выкриками. Кто-то, кажется, даже просил проверить меня на экстремизм. Хотя на самом деле я высказал очевидную истину о том, что права есть только у тех, кто способен их взять.

С Дмитрием Кожневым беседовал информационный работник МПРА Иван Овсянников