Подождите, идет загрузка

Кризис. От сопротивления к политической борьбе

07.02.2015

20141004_rabochee_dvizhenie

Принятый в конце января правительством антикризисный пакет мер лишний раз подтвердил, что та тенденция, с которой трудящиеся столкнулись в конце прошлого года, — как на своих рабочих местах так и в магазинах, — будет только продолжаться и продолжаться. Кризис становится нашей новой реальностью. Сказки о стабильности и неизменности происходящего давно сменились агрессивной милитаристской пропагандой, призывами сплотиться вокруг национального лидера, поиском внешних и внутренних врагов. В действительности же мы сталкиваемся с массовыми сокращениями на предприятиях, с резким неконтролируемым ростом цен на продукты, девальвацией и страхом перед завтрашним днём. Согласно статистике, только за январь более 70% россиян стали меньше «потреблять». В Калужском регионе буквально на каждом заводе происходит сокращение штата, в основном штата производственных рабочих. Первой ласточкой стал завод по производству грузовиков «Вольво», где порядка половины рабочих будет уволено в ближайшие несколько месяцев. Не лучше ситуация и в соседних областях, например в Брянске, где крупный «Бежицкий сталелитейный завод» объявил о сокращении половины сотрудников. В Твери собирается выкинуть на улицу около 2000 человек местный Вагоностроительный завод.  До сих пор большинство предпочитало верить пропагандистским мифам, обвиняющим в происходящих катаклизмах кого угодно, кроме российской элиты. Однако кризис, вопреки расхожим домыслам, является не столько продуктом чьей-то сторонней злой воли, сколько носит системный характер.

 

Клубок причин

Эксперты признают три основных причины текущего кризиса. Это отсталый характер российской экономики, резкое падение стоимости нефти и сложная политико-экономическая обстановка вокруг России, характеризующаяся санкциями и контрсанкциями. Мы же считаем что каждая из этих причин не может рассматриваться сама по себе, более того, одна вытекает из другой. Основой происходящих в стране процессов является, во-первых, полное неучастие трудящихся масс в политике и экономической жизни страны, а во-вторых, абсолютно паразитический характер нынешней политической элиты.

Отсталый характер российской экономики долгое время был скорее не проблемой, а причиной благополучия и относительной стабильности и сытости «нулевых годов». Бюджет более чем на 60% заполнялся за счёт высокой стоимости энергоресурсов, газа и нефти, а высокая цена на нефть и газ позволяла нынешней политической элите кидать трудящемуся большинству подачки. Власти поднимали (хоть и в ничтожной степени по сравнению даже с реальной инфляцией) пенсии и зарплаты бюджетникам, трудящиеся получили возможность относительно нормально и стабильно зарабатывать, а так же повышать уровень потребления (прежде всего за счёт относительно доступных кредитов). Одновременно в стране бешено росла разница в доходах между сверхбогатыми и теми, кто находится за чертой бедности (даже в самые «сытые годы» количество очень бедных измерялось миллионами). Экономика, направленная на экспорт сырья не способствовала индустриальному развитию страны, и за время правления нынешней элиты было «распилено» и уничтожено несколько сотен крупных промышленных предприятий по всей стране. Олигархия тянула деньги, увеличивая свои капиталы, а трудящиеся предпочитали не понимать происходящих вокруг процессов. Как показали дальнейшие события, такое положение вещей не могло длиться вечно.

Резкое падение цен на энергоресурсы, вопреки домыслам, в меньшей степени связано с происходящими сейчас в нашей стране и у её границы событиями. Идёт сложная рыночная борьба, в рамках которой паразитирующие на скважинах арабские шейхи (при фактической поддержке западных правительств), конкурируют с инновационной экономикой США и Канады, в частностью с кампаниями, специализирующимися на добыче сланцевого газа. Страны, не имеющие никакого иного экономического потенциала, кроме как ориентированного на экспорт сырья, становятся жертвами чужой игры. Среди этих стран и наша. Слаборазвитая и заточенная под удовлетворение потребностей узкого круга лиц российская экономика, экономика «на вынос» не могла не получить существенного удара.

Третьей причиной экономистами и политологами обычно называется Крым, война на Юго-Востоке и последующее за всем этим санкционное противостояние. Однако, экономика России находилась в стадии рецессии задолго до украинского кризиса, нулевой и отрицательный промышленный рост был лишь одним из симптомов «болезни». Одним из способов «встряхнуть общество» и заретушировать паразитический характер собственной политико-экономической системы является маленькая победоносная война. Этот сценарий и пытаются реализовать по сей день, прикрываясь заботой о «русскоговорящем населении». «Русскоговорящее население» собственной страны, лишённое достойной инфраструктуры, методично лишаемое  бесплатного  образования и медицины, рабочих мест и возможности участвовать в политической жизни страны, до сих пор не волновало путинский режим. Поэтому и к нынешней воинственно-патриотической риторике относится серьёзно просто невозможно.

Если же мы начинаем говорить о кризисе и ухудшении положения трудящегося большинства, то, на что стоит обращать внимание в первую очередь — это тот факт, что любые происходящие в нашей стране перемены, любые антинародные меры, массовые сокращения и попытки олигархии оплатить собственные ошибки за счёт рабочих не встречают на своём пути практически никакого сопротивления. До сих пор прослойка сверхбогатых беспрепятственно наращивала свои капиталы, присосавшись к природным недрам и приватизировав государственный аппарат. Полная апатия трудящихся слоёв является для нынешней элиты, лучшим сигналом о том, что можно продолжать курс, выбранный ранее невзирая на неудобство в виде системного кризиса. Первым шагом правительства, предполагаемым т. н. «антикризисным пакетом мер» является не финансовая поддержка промышленного, реального сектора, не сохранение рабочих мест, не введение прогрессивного налогообложения или  налога на роскошь, не поддержка слоёв населения, находящихся за чертой бедности. Нет, первоочередной задачей названо огромное вливание денежных средств в банковскую сферу. Как в рамках отдельного завода, так и в рамках целой страны определяющим является соотношение сил между теми кто работает и теми, кто «снимает сливки». И до тех пор пока трудящиеся массы не начнут участвовать в процессах, до тех пор пока они не сформируют свои центры силы, способные влиять на экономический и политический курс страны, они будут оставаться жалкими марионетками, чья единственная функция — работать, расплачиваться за чужие ошибки и, иногда, умирать на чужой войне.

От осознания к сопротивлению

Кризис хорош уже тем, что смахивает своего рода флёр с реального положения вещей и заставляет людей трезво смотреть на общественные процессы. Упоённое потреблением в нулевые годы, погрязшее в кредитных обязательствах трудящееся большинство прямо сейчас ставится перед простым выбором: сопротивляться или тонуть.  Падение реального уровня жизни  и коллапс на рынке труда будет вынуждать людей искать эффективные методы разрешения ситуации и неизбежно будет сталкивать их с интересами паразитической элиты.

Крайне важно в этих условиях  донести как можно до большего числа людей тот самый факт, что противоречие носит системный, классовый характер. За каждым событием нужно учить  видеть интересы конкретных социальных групп. В нашей стране, вплоть до текущего момента, голосом и правом принимать решения пользовались только имущие социальные группы, связанные с финансовым, промышленным капиталом, крупное чиновничество и руководство силовых структур. Именно эти социальные группы и представляют современную правящую элиту нашей страны. Именно эта элита из раза в раз заводит страну в тупик. И именно за их системные просчёты  расплачиваемся мы.

На фоне консолидированного правящего класса особенно жалко смотрится трудящееся большинство россиян. Не понимающие своих собственных интересов, с готовностью «глотающие» любую фальшивку, любой пропагандистский миф, не привыкшие до сих пор коллективно защищаться — трудящиеся в нашей стране являются идеальной средой, что позволяет правящему классу чувствовать своё всевластие и вседозволенность. Однако сама логика происходящих в нашей стране процессов должна и будет приводить хотя бы часть трудящихся «в движение». Стабильность времён высокой цены на нефть ушла в прошлое, больше нет возможности сидеть по домам и ждать что проблемы «рассосутся сами собой».

Однако, наивно было бы предполагать, что достаточным условием будет простое осознание того, что «всё плохо и нужно что-то менять». Важно понимать, как «менять», причём это «как» должно касаться чего-то реалистичного и осязаемого. Рабочий не может влиять на государственную политику и уж точно не сможет перестроить экономическую и политическую систему страны под свои интересы. Не может до тех пор, пока он не в состоянии будет понять и начать решать свои собственные проблемы, пока не получит опыт хозяйственной деятельности, пока не начнёт принимать решения и брать на себя ответственность за эти самые решения. Как любит говорить один из наиболее авторитетных рабочих лидеров в нашей стране Д. Кожнев: «человеку, не сидевшему до сих пор за рулём, нелепо предлагать участвовать в гонках на выживание».

В условиях «кризиса здесь и сейчас» нужно приложить максимальные усилия для того, чтобы как можно большее число рабочих, трудящихся «сели» наконец-то «за руль». В противном случае любые изменения, происходящия в нашей стране, неизбежно будут игнорировать интересы трудящихся, а, что более вероятно, будут прямо идти с ними вразрез. Зачем учитывать мнение тех, кто не способен отстаивать его самостоятельно? И именно в этом контексте мы говорим о необходимости максимального распространения в нашей стране независимых профсоюзных организаций, на данный момент, единственной формы организации рабочего класса, дающей трудящимся возможность «потрогать руль и сесть в кресло».

От рабочего движения — к политической борьбе

Профсоюз — это организация для «экономической борьбы» рабочего класса, борьбы за повышение зарплаты, борьбы против сокращений, борьбы за сохранение конкретных предприятий, борьбы за частичку власти внутри них. Профсоюз — это устойчивая структура, позволяющая трудящимся создавать собственную кассу на случай забастовок и чрезвычайных ситуаций. Профсоюз — это совместное планирование кампаний, выстраивание собственного бюджета, формирование собственной повестки не только в рамках одного предприятия, но и в рамках целого населённого пункта (если предприятие градообразующее или являющееся крупнейшим работодателем). Кризис, сопровождаемый массовыми сокращениями и продолжением деиндустриализации, с одной стороны затрудняет процесс строительства профсоюзов старой формации, организаций замкнутых на конкретных предприятиях. А с другой — в моменты социально-экономического коллапса рождается перспектива расширения профсоюзного движения через преобразование профсоюзов в общественные организации широкого профиля, выходящие за рамки отдельных рабочих мест, но объединяющие рабочих целых районов, округов, городов, организации решающие не только трудовые, но и житейские, бытовые проблемы рабочих. Именно такого рода структурами были первые Советы, возникшие в России в период революций 1905 и 1917 гг.

Современный кризис в России характерен именно тем, что обостряет классовые противоречия во всей их остроте спустя долгий период социального популизма элит и относительной экономической стабильности. Власть говорила нам о том, что представляет интересы  трудящегося большинства, говорила о рабочих как о «соли земли». Одновременно эта же власть выкачивала ресурсы, копила и вывозила капиталы и совершала структурные просчёты, поставившие под угрозу безопасность, благосостояние и будущее подавляющего большинства россиян. Путём распространения низовых рабочих организаций разных уровней, трудящиеся не только смогут адекватно пережить кризисное время, но и накопить потенциал, опыт для изменения соотношения сил в рамках целой страны.

То, что кризис в нашей стране носит системный характер, очевидно. Если только конкурентная борьба российской и западной олигархий не приведёт к полномасштабному военному конфликту, рано или поздно текущий кризис отступит, но только для того, чтобы повториться вновь, когда сложатся достаточные для этого условия, и выстроенная экономическая машина не даст новый сбой. Платить за новый кризис вновь будем мы. Как и сейчас, будут сокращения на тех предприятиях, что переживут нынешний коллапс или возникнут после него, вновь будут повышаться цены на продовольствие, будут ощущаться новые и новые «прелести» несовершенства капиталистической машины.

Системный кризис необходимо решать системными мерами — жёсткой и эффективной национализацией всей крупной промышленности, индустриализацией и усилением роли реального сектора экономики, национализацией финансового сектор, созданием единого государственного банка и резким перераспределением финансовых потоков в сторону социальной сферы. Рассчитывать на то, что нынешняя элита пойдёт на такого рода меры бессмысленно. И поэтому, рано или поздно (возможно очень скоро) рабочему классу придётся принимать самое непосредственное участие не только в экономических, но и в собственно политических процессах, формировать не только низовые структуры, но и собственную политическую партию, с помощью которой можно будет рассчитывать на захват государственной машины, и переустройство её под удовлетворение интересов большинства.

Системные проблемы требуют системных решений. И забывать об этом не стоит никогда (особенно сейчас), тем более, что опыт Украины отчетливо говорит, что события могут начать развиваться очень стремительно, и совсем не в нужную левым сторону.

Андрей Заводской (Калуга)